Репатриация с умом

29 июня 2016 / Главная / Журнал / Мужской клуб
search
barskiy-av

Александр Барский репатриировался в Израиль три года назад. За это время ему удалось поработать «ландшафтным дизайнером» в кибуце, выучить иврит и даже поступить в Иерусалимский университет. Мы поговорили с Александром о прелестях и недостатках уклада жизни в ульпан-кибуце,  о том, как правильно выбирать программу репатриации, а также об отличиях российской и израильской систем высшего образования.

Чем вы занимались до репатриации в Израиль, как складывалась жизнь в Москве?

Я вырос в светской семье ученых. Научной деятельностью мои родители занимаются до сих пор. В нашей семье всегда было принято отмечать еврейские праздники, однако, я бы не сказал, что серьезно исполнялись все еврейские традиции. Так, например, мы жгли свечи на Хануку, но при этом не соблюдали шабат. После школы я окончил Факультет истории искусств РГГУ, работал по специальности — в музеях и театрах. Занимался также журналистикой: последним моим местом работы было спортивное радио.

barskiy-3Можно сказать, что ваша жизнь в Москве складывалось совсем неплохо. Почему же вы решили уехать в Израиль?

Я не могу сказать, что жил в Москве совершенно безмятежно, хотя, безусловно, любая эмиграция выглядит достаточно радикально. Перед тем, как пришло решение о репатриации, я потерял работу. Сходил на некоторое количество собеседований, которые не принесли результата. Стал задумываться о том, что карьеру у меня не очень получается построить, что я бы хотел видеть свою жизнь несколько иной. Примерно в это время я узнал, что, если уеду в Израиль по программе репатриации, буду иметь право на получение высшего образования в этой стране. Скажу честно, мне очень понравилась эта идея.

Как вы выбирали программу для репатриации?

Каждый человек, уезжающий в Израиль, выбирает программу, исходя из того, как и где он будет учить язык. Именно от этой отправной точки идет все остальное. Стандартная программа изучения иврита рассчитана на 4-5 месяцев. Но поскольку в будущем я собирался поступать в университет, выбирал программу, по которой изучение иврита идет на довольно высоком уровне — по моей программе это занимало десять месяцев. Так я уехал в «Ульпан-кибуц». Три дня в неделю я учил язык, еще три дня работал в кибуце с израильтянами. Плюсы этой программы были для меня очевидны. Часто люди, уезжающие в Израиль и изучающие иврит, живут будто в резервации, без возможности поддерживать знания практикой. Хотя занятия в ульпане достаточно интенсивные — по шесть часов ежедневно — они, к сожалению, малоэффективны, так как долгое время полученные знания абсолютно никак не применяются: человек в состоянии что-то прочесть, не более того. А прелесть моей программы заключалась в том, что я минимум три дня в неделю (пока работал в кибуце) общался с израильтянами на иврите. Таким образом, довольно скоро язык мой сильно улучшился.

barskiy-4Чем занимается в кибуце новый репатриант без знания иврита? Какие работы вам доверяли выполнять?

Я в шутку это называю «ландшафтным дизайном». На самом деле, я стриг газоны, чистил территорию. 

И у вас не было ощущения, что вы что-то потеряли? В одночасье из спортивного журналиста вы превратились в человека, который убирает территорию в израильском кибуце.

Что-то потерял, а что-то нашел. В Израиле совершенно иное отношение к деятельности человека, нежели в Москве. В частности, все, что касается сельского хозяйства — достойно уважения. Знаете, я работал в кибуце с человеком, которому было на тот момент 38 лет, и у него не было электронной почты, он просто не умел ей пользоваться. Зато он умел водить вертолет. А теперь давайте представим, что на улице мы сейчас выберем сто случайных прохожих тридцати восьми лет и спросим их, есть ли у них емэйл и умеют ли они водить вертолет. Вероятно, что на первый вопрос 100% опрошенных ответят положительно, а на второй — отрицательно. А в израильском кибуце живет вот такой человек. Здешнее общество, его представления очень отличаются от московских.

Как вы считаете, в чем несовершенства системы израильских кибуцев?

На мой взгляд, кибуцам необходимо перестраивать экономические модели. Государство, в котором они появились десятки лет назад, стало другим, поменялась экономика, поменялись его жители, поменялось, наконец, отношение к самим кибуцам. Да, сегодня у членов кибуца не отнимают детей, чтобы воспитывать отдельно от родителей, как это было раньше. Но нужны и другие перемены. Хотя, с другой стороны, современная система кибуцев в целом представляет собой вполне нормально существующий организм, который выполняет свои основные функции.

barskiy-2Итак, ваша программа репатриации закончилась, вы уехали из кибуца. Как складывалась ваша дальнейшая жизнь в Израиле?

Я поступил в Иерусалимский университет на факультет «Школа социальной работы». Сейчас я заканчиваю учебу. Могу сказать, что израильская и российская системы высшего образования довольно серьезно отличаются. Во-первых, здесь достаточно жесткая система контроля знаний. Экзамен чаще всего письменный, иногда — на дому, но при этом он не становится проще. В Израиле во время экзамена студент отвечает по всем десяти-двенадцати темам, которые изучались за семестр или полугодие. Не развернуто, но хотя бы кратко касаясь каждой. Если не знаете одну тему — оценка будет ниже, половину — экзамен не считается сданным. В России же студент во время экзамена тянет всего один билет и отвечает лишь по одной теме. Во-вторых, в Израиле существует такая система, при которой наряду с обязательными курсами (их должен пройти каждый студент) есть те, что изучаются по выбору обучаемого. При этом каждый курс имеет «удельный вес» — определенное количество баллов. Они суммируются, и по итогам студент получает степень. Например, в моем случае — я получаю магистерскую степень — нужно набрать 39 баллов. В общем, чтобы получить высшее образование в Израиле, надо приложить серьезные усилия. Это непросто. Особенно если учесть, что обучение идет на иврите, который я начал учить всего три года назад.

В России нередко встречается ситуация, когда человек получает образование по одной специальности, а работает совершенно по другой. В Израиле так тоже часто бывает?

Нет. Здесь с точностью до наоборот. Дело в том, что получение степени в Израиле — это всегда затраты, деньги, время, силы. Поэтому, как правило, этот процесс происходит более осознанно. В России ведь можно получить высшее образование, особо не вкладываясь в него — ни материально, ни физически. Возможно, поэтому ситуация одной моей знакомой абсолютно типична. Она закончила школу с серебряной медалью, а затем — физмат МГУ с красным дипломом. А работает в глянце. Таких историй в России — миллионы. В Израиле это практически невозможно себе представить. Ты получил здесь диплом, от тебя ждут, что ты будешь работать именно по этой специальности. Исключение  составляют разве что случаи, когда человек создает свой бизнес.

Лера Башей
Об авторе
Меня зовут Лера Башей. Я счастливый человек, потому что мне удалось пожить и поработать/постажироваться в самых различных СМИ как в России, так и за рубежом: на израильском Девятом канале, на радио "Серебряный дождь" в Москве, на Общественном телевидении России. Выпускница Гуманитарного института телевидения и радио им. М.А. Литовчина, окончила отделение журналистики и сценарного мастерства. Мой самый любимый журналистский жанр - интервью.
Читайте также

Оставить комментарий