Авторизация

×

Регистрация

×

Знакомьтесь. Лея Бльох

10 ноября 2015 / Главная / Женский клуб / Молодёжь
search
lea-bloch-300-200

Первое знакомство нашей героини с еврейством не принесло ей ничего, кроме обиды и непонимания… И всё-таки, жизнь сложилась так, что сейчас она- PR-менеджер в школе «Бнот Менахем» и администратор проекта «180м2», где мы и вели разговор в уютном кабинете, стилизованном под советскую квартиру.  

— Лея, я всем задаю одинаковый вопрос. Как ты открыла своё еврейство?  

— Как было принято во многих постсоветских семьях, наше еврейство  тщательно скрывалось. Мы ничего не соблюдали, не отмечали праздники, не говорили ни о своих предках, ни о традициях, не читали еврейские книги. Я родилась в Оренбурге – приграничном городе на Урале.  Во время войны сюда эвакуировались мои предки. Вот, пожалуй, и всё, что мне рассказывали родители. Единственное, что я узнала, когда стала взрослее —  замуж надо выходить исключительно за еврея.   Первое моё знакомство с еврейством, оказавшееся негативным, произошло в 13 лет. Родители, как представители постсоветской интеллигенции, пытались занять меня всем, чем только можно. Я ходила и в музыкальную школу, и на кройку и шитьё, и на макраме. Я искала себя и постоянно пробовала что-то новое.

Однажды, возвращаясь из музыкальной школы, как всегда одна, меня окликнули знакомые мальчишки. Я обернулась, и в этот момент в меня полетел камень с криками: «Бей жидов – спасай Россию». Я очень удивилась, ведь с этими людьми я росла вместе, мы жили по соседству и общались. Я начала задавать отцу, стоящему у ворот,  вопросы. «За что в меня кинули камень? Что я такого им сделала? Кто такие жиды?» И тогда папа просто сказал: «Мы евреи».   Кто такие евреи, я не знала и меня это не волновало. Я просто поняла, что их не любят. Почему, откуда они взялись – подобные вопросы даже не возникали в моей голове. Если бы в те времена дома был доступ в интернет, вряд ли я бы стала что-то читать на эту тему.    

— Как же мальчики узнали, что ты еврейка, раньше тебя самой?  

— Если вы приедете в Оренбург и спросите у любого жителя, где находится еврейский дом, вас сразу же отправят на улицу Кирова, туда, где я выросла. В этот дом, построенный пленными немцами, с конца 40-х годов селили одних евреев, занимавших высокие посты. Мой дедушка работал на Украине директором Зуевской электростанции, которую во время войны приказали взорвать, чтобы она не досталась немцам. Тогда же он вместе с семьёй уехал в  эвакуацию в Оренбург.    

— Когда ты снова столкнулась с еврейством?  

— Однажды к нам постучался человек в странной одежде, с бородой и сказал, что в нашем в городе заработала старая синагога. Так я в 20 лет впервые  увидела религиозного еврея, раввина, а в Оренбурге открылся «Бейт-ХаБаД».  Хотя до синагоги я не дошла, но задаваться вопросами и мучить ими родителей начала: что это за человек в странной одежде? Зачем ему шляпа? Что за верёвки свисают у него по бокам?   Выяснилось, что мой прадедушка родился в большой религиозной семье и был праведным и почётным человеком, габаем в Николаеве. Один из его шестерых сыновей, Яков Аронович Ямпольский,  в советское время отошёл от религии, перестал соблюдать еврейские законы,  вошёл в партию и стал коммунистом. Родственники его сильно осуждали.  Тем не менее, только благодаря тому, что он работал, в том числе и в Шабат, вся его огромная мишпуха получала талоны на хлеб. Родители рассказали, что их предки соблюдали Шабат и кашрут, отмечали все праздники, но во время войны передача традиций пресеклась. Я узнала, что мои бабушки и дедушки носили еврейские имена. Именно они оказались их настоящими, указанными в свидетельствах о рождении. Например, я всегда думала, мою бабушку зовут Фаня, а оказалось, что её настоящее имя – Фейга Исааковна. Вторую, в честь которой я и взяла себе еврейское имя, как выяснилось, звали не Лена, а Лея.    

— Ты закончила женский институт «Махон ХаМеШ». Как ты узнала о нём?  

— 28 февраля 2002 года я приехала в Москву навестить родственников. Мы жили с родителями достаточно скромно, поэтому денег на проживание не хватило. На помощь пришёл моя брат, рассказавший про общежитие для девушек, где бы я могла переночевать. Вот так, совершенно случайный образом – брат ничего не знал о нашем еврействе — я попала в Махон! Наутро я познакомилась с замечательными семьями: Беккерман и Ледикер, религиозными девочками, — Юдит Зобак, Малкой Мацовой, Фейгой Вайсман, с которыми я сразу же подружилась и общаюсь до сих пор. Узнав, что я еврейка, мне предложили задержаться в Махоне. Так и начался мой путь в иудаизм.  

Семья Ледикер, взяла на себя ответственность позвонить родителям и предложить поменять обратные билеты, чтобы дать мне возможность подольше погостить в институте, чему я несказанно обрадовалась. Жизнь в Махоне походила на сказку. Я попала в совершенно другой мир, где всегда приходят на помощь, где тебя воспринимают, как личность, понимают, с тобой разговаривают. Тебя, в конце концов, окружают все свои!   Вернувшись в апреле в Оренбург, я почувствовала, как поменялась атмосфера дома. Мы начали говорить о своих корнях, я узнавала больше о своих предках.

Летом в квартире раздался звонок — девочки из Махона пригласили меня поехать с ними в Израиль. Бесплатно! Родители, привыкшие жить скромно, сначала не поверили и даже испугались: неужели такое возможно, да ещё и бесплатно? И снова на помощь пришла семья Ледикер, сумевшая убедить их в том, что путешествие пойдёт мне только на пользу.   И вот, летом 2002 года я впервые оказалась за границей. И не где-нибудь, а в Эрец Исраэль, в стране своих предков! Конечно, это одно из самых ярких воспоминаний в моей жизни. Вернувшись, я приняла окончательное решение переехать в Махон и учиться на факультете иудаики, несмотря на сложности: учёбу в Москве приходилось совмещать с предыдущим ВУЗом, который я не хотела бросать.   Мой духовный уровень постоянно рос, менялись взгляды на мир. Я очень благодарна Махону за всё, что он мне дал.    

— Как родители относились к твоему соблюдению?  

— Мама и папа всегда  во всём меня поддерживали. Я никогда их не огорчала, не делала ничего плохого. Поэтому они, конечно же, доверяли мне, и  одобрили мой выбор. Сначала, разумеется, они сомневались и не понимали, почему в Махоне такое хорошее отношение к незнакомой девочке, да ещё и бесплатно. Боялись, что я попала в секту: «Мы её теряем». Когда же они увидели, что Махон привносит в мою жизнь только положительные моменты, а заповеди, которые мы выполняем – просто возвращение к своим к корням, они успокоились.  

Когда  я начала соблюдать кашрут и перестала есть дома, они купили мне отдельную плитку, ножи, набор одноразовой посуды. Родители заказывали к моему приезду мясо в синагоге у раввина, который и стал в своё время человеком, пробудившим во мне Б-жественную искру, горящую в душе каждого еврея. Приехав на каникулы в родной город, мы с ним познакомились, и я не раз оставалась у него дома на Шабатах и праздниках.  Раввин Гоел Майерс развивает общинную жизнь Оренбурга и приводит евреев к Торе до сих пор.    

— Чем ты занималась после окончания Махона?  

— Всевышний не хотел, чтобы я уходила далеко иудаизма. Сначала я попала в крупную израильскую строительную фирму «Дэниа Сибус Рус». А позже – в компанию, занимающуюся телефонией, в которой моим начальником был… еврей. Хотя я  нигде не писала о своей принадлежности к еврейскому народу.    

— Как ты начала работать над проектом «180м2»?  

— В 2013 году из-за маминой болезни мне требовалось больше свободного времени, и я пошла в работать в благотворительный центр «Шаарей Цедек».  Когда мама умерла,  я чтобы справиться с утратой, снова  начала искать себя. К тому времени я уже хорошо дружила с Хавой Полонской. Мы познакомились совершенно случайно около синагоги, и с  этого момента в моей жизни появились собственные 180м2.  Полонские всегда меня очень поддерживали. Я могла приехать к ним и днём, и ночью, поплакаться в плечо или поделиться радостью. Так тесно мы начали общаться за несколько дней до хупы – они мне очень помогали в подготовке к этому торжественному, самому, наверное, главному дню в моей жизни.   Шломо тогда как раз начинал новый проект – он всегда мечтал создать уютное, атмосферное еврейское место – и искал помощницу. Вот так и получилось, что сейчас я веду здесь всю административную работу.

«180 м2» – особенное, ни на что не похожее еврейское культурное заведение! Каждый уголок, от раздевалки до сцены, от кабинетов до бабушкиных ковров на полу,  тщательно продуман. Мягкие диваны, проводные телефоны с диском, скатерти и табуреточки в советском стиле, торшеры с абажурами, печатная машинка, утюжки, стилизованный реквизит и настоящие антикварные вещи … Мы постоянно добавляем что-то новое. «180м2 никого не оставляет равнодушным. Здесь можно душевно поговорить за чашкой чая, послушать музыку, просто помолчать и подумать о том, о сём.   Параллельно со «180м2» я занимаюсь продвижением и рекламой в чудесной еврейской школе для девочек Бнот Менахем на Чистых прудах.    

— Расскажи, как ты познакомилась со своим мужем!  

— В Махоне университетская жизнь устроена так, что девочки полностью погружены в учёбу и практически никуда не выезжают. Конечно, никто не запрещает ходить в гости и гулять, но близких знакомств никто не заводит. Поэтому, когда мне в январе 2008 года пришло сообщение в «одноклассники», я очень удивилась и не придала ему никакого значения. Мало ли, кто мне пишет? К тому же, религиозные девушки знакомятся через шадханит и выходят замуж по всем еврейским традициям. Однако, отправитель оказался очень настойчив. Оказалось, что он увидел меня на одном из мероприятий в МЕОЦе и решил во что бы то ни стало узнать меня получше. Нашёл он меня через общих знакомых с одной подругой, уехавшей жить с мужем в Америку. И всё-таки к общению с Ильёй я относилась очень осторожно. Через пару месяцев он пригласил меня на первое свидание. Я долго выбирала, как провести тот вечер: пойти на женский фарнбренген, которого долго ждала, или на встречу. в итоге, я решила быстренько сходить на свидание и уехать по своим делам.   Практически на следующий день Илья сделал мне предложение. Так и вышло, что даже мой будущий муж встретился в МЕОЦе. Уже 7 лет, как мы женаты – 28 октября, а по еврейскому календарю – 29 тишрея, мы отметили годовщину свадьбы.    

— Ты помнишь свой первый день в Московском еврейском общинном центре?  

— Конечно! В жизни каждого человека случаются яркие моменты, навсегда остающиеся в памяти, как, например, моя поездка в Израиль. Вот и первый день в Московском еврейском общинном центре я не забуду никогда. До моего первого приезда в Москву в 2002 году я не заходила в духовные дома никаких религий, в синагоги в том числе. Поэтому МЕОЦ покорил моё воображение. Я впервые увидела такое количество молящихся людей, религиозных красивых женщин. Огромное, одухотворённое, живое здание, в которое я сразу влюбилась. В моей душе прозвенел звоночек о том, что я должна здесь остаться. И сейчас с Общинным центром меня связывают только хорошие воспоминания. Я прихожу сюда на праздники, встречаюсь с подругами и бывшими однокурсницами из Махона.    

— Что ты можешь посоветовать тем, кто ещё не дошёл до МЕОЦа?  

— МЕОЦ – наша отправная точка, духовный центр, в который обязательно нужно ходить. Он постоянно растёт и развивается, а мы можем делать это вместе с ним. Я помню времена, когда местом встреч был 7 этаж, где располагалась библиотека и интернет-кафе. Сейчас здесь ещё больше программ и возможностей для любых возрастов: религиозных, образовательных, спортивных… Так что каждый может найти занятие по душе!  

lea-bloch-650   Штерна Сара Белькина  

Штерна Сара Сегал (Белькин)
Об авторе
Меня зовут Штерна Сара, как и жену Пятого Любавичского Ребе. Такой же мудрой, доброй и женственной мне бы хотелось быть. Окончила факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова (телевизионная журналистика), училась в магистратуре на филолога в РГГУ. Успела получить опыт в различных интернет- и печатных изданиях и на телевидении, но последие годы до замужества и переезда в Израиль работала на благо Московской общины, осознавая, что именно эта работа приносит настоящую пользу миру. Переехав, я продолжаю писать, веду блог о цниюте и с авторскими мысли о Торе и еврейском образе жизни, сотрудничаю с проектами Vaikra и monoteism.ru. Люблю учёбу, особенно хасидус, дающие жизненные силы, фитнес и сноуборд, дарящие энергию и, конечно же, письмо, позволяющее мне самовыражаться и творить.
Читайте также

Оставить комментарий