Авторизация

×

Регистрация

×

Знакомьтесь. Анна Эльпорт.

02 декабря 2015 / Главная / Женский клуб / Молодёжь
search
anna

Хана подтверждает аксиому, озвученную всеми героями нашего интервью о значимости еврейского образования. Сейчас она успевает работать в крупной международной компании, участвовать во многих молодёжных программах от МЕОЦа, проводить Шабаты с друзьями и находить время на кулинарные мастер-классы.   — Аня, как начался твой путь в еврейство?   — Будучи третьеклассницей, в 1999 я начала ходить в воскресную школу на Чистых прудах. Хотя оба моих родителя – евреи и познакомились через «светскую шадханит», в семье никогда не поднимался «еврейский вопрос». Папа стремился ходить в синагогу и узнавать традиции, но его новые знания никакого применения не находили, пока он не узнал о воскресных занятиях для детей. В школе мы изучали еврейскую историю, иврит, как пользоваться компьютером. Преподаватели постоянно проводили конкурсы, дарили нам брелочки и ручки. Конечно, детям такой формат нравился. Летом, опять же по папиной инициативе, я поехала в лагерь «Ган Исроэль». Я росла общительным ребёнком, и меня сначала немного удивило, что в лагере одни девочки.  Но программа была очень насыщенная: за три недели мы познакомились с полным циклом еврейского года, «отметили» все праздники, девочки брали себе еврейские имена. До этого о традициях я ничего не знала. Тогда я поняла, что иудаизм – очень весёлая религия.   — Почему ты выбрала имя Хана?   — Мадриха (вожатая) в «Ган Исроэле» сказала очевидную вещь — девочки, которых зовут Аня, в основном берут имя Хана. Я  подумала: «Почему бы и нет?», тем более, так звали мою бабушку. Сейчас я понимаю: к выбору имени надо подходить серьёзнее, делать это в синагоге, на могиле праведника, или на Оэле, но я своим  именем довольна, оно всегда со мной.  Я знаю и его историю. Ханой звали мать пророка Шмуэля. Она долго не могла иметь детей, много плакала у Скинии, и первосвященник даже принял её за пьяную. Всё же Вс-вышний услышал её молитвы и послал сына. А вот про фамилию я знаю только, что она переводится с французского «она несёт».   -Несёт еврейство :). Ты училась в еврейской школе?   — До 7 класса я ходила в обычную, русскую школу, где меня всё устраивало. Меня никто не дразнил, хотя я всегда носила кулон и серёжки в форме «Моген Довида».  Я хорошо училась, и меня окружали друзья. И вдруг в 7 классе папа решил перевести меня в еврейскую школу «ОРТ» с углублённым изучением компьютерных технологий на Новослободской.  Я долго сопротивлялась, боялась потерять друзей и подруг, но выход нашёлся – сдавать переводные экзамены со мной пошла подруга-нееврейка. Школа светская, имеет хорошую репутацию, туда стремятся попасть дети разных национальностей, многие приезжают на уроки из других районов. Здесь я уже достаточно глубоко погрузилась в еврейство: прошла школу мадрихов и работала вожатой в лагерях, участвовала в бесконечных поездках по еврейским местам в Польше, Беларуси, Литве и, разумеется, в Израиле. В очень интересной форме в нас воспитывали еврейскую культуру и привязанность к традициям. Именно благодаря школе у меня появилось непреодолимое желание являться частью еврейского народа.   — Как ты дошла до МЕОЦа?   —  Московский еврейский общинный центр открылся 15 лет назад, как раз, когда я вернулась из «Ган Исроэля». В том, что мы с родителями пошли на открытие, в больше степени сыграло, хочу заметить, абсолютно случайное местонахождение нашего дома. Помню, что на мероприятие пришло много высокопоставленных лиц, послы из Израиля. Но как раз тогда во мне слегка потухла еврейская искорка и в МЕОЦ я не ходила. В очередной раз я сюда зашла в 8 классе, уже во время учёбы в еврейской школе. Мы ходили с одноклассниками на разные спортивные секции, учили иностранные языки. Молодёжного отдела в то время ещё не было, но мне хватало неформального еврейского образования и в школе.   — На какие программы в МЕОЦе ты ходишь сейчас?   — После школы я уехала получать образование в Австрию в  «Lauder Business school», высшее учебное заведение с еврейским компонентом. Учиться в Вене – одно из лучших решений в моей жизни. Через 4 года я вернулась в Москву и периодически ходила на Шабаты к Шломо Полонскому. Но у него собирается публика постарш, поэтому, когда вдруг открылся «Jewell», я стала одной из первых, заинтересовавшихся клубос. Моя мама уже 9 лет занимается развитием детей дошкольного возраста в МЕОЦе, и о многих мероприятиях я узнаю раньше остальных.   С появлением Михоэля Ставропольского в еврейской общине случился колоссальных бум. До него никому не удавалось  привести такое количество новых лиц в синагогу.  То, что он делает, достойно восхищения и похвалы. Безусловно, есть некий костяк ребят, который ходит к Михоэлю уже не первый год. Но каждый раз, поднимаясь на 7 этаж, я завожу новые знакомства. Михоэль делает так, чтобы каждый становился не просто пассивным участником клуба, но и вкладывал в проект частичку себя, развивался сам и приносил пользу общине. Не обязательно  материальную, но, например, генерировал идеи и находил людей, способных их воплотить в жизнь. Михоэль – отправная точка, предлагающая разные варианты для развития в еврействе.   Со многими своими еврейскими друзьями я познакомилась ещё до открытия клуба, но отсутствовало место, куда бы мы могли приходить. Таким и стал для нас «Jewell». Мы решили все вместе посещать занятия «Eurostars» один раз в неделю, чтобы в конце весны поехать большой компаний в бесплатную поездку в Европу. Я достаточно подкована  в еврейских знаниях, но рав Моти Вайсберг всегда находил правильные слова и умел заинтересовать аудиторию. Он задавал такие вопросы, после которых я пребывала в задумчивости несколько дней и меняла свои взгляды на жизнь. В позапрошлом году мы ездили в Италию, а в этом — в Швейцарию, Польшу и Австрию. Поездки просто нереальные, по-другому не скажешь. Меня достаточно сложно удивить после 4 лет проживания в Австрии: я объездила Европу вдоль и поперёк… Однако, последнее путешествие оказалось  невообразимым.  Никакого еврейского контента кроме посещения Освенцима не было: мы проживали в Альпах среди пасущихся коровок на зелёной травке, поднимались  на пик горы на высоту 3000 метров, катались на бобслее, любовались водопадами неописуемой красоты, танцевали на хупе у молодой пары, поехавшей с нами, под звёздным небом Истбурна.  Такого от «Jewell Club» не ожидал никто. Сейчас я тоже хожу на занятия, слушаю лекции раввина Йонатана Фельдмана. Его занятия рассчитаны на ребят, которые имеют уже достаточно глубокие знания в иудаизме. Думаю, следующая поездка окажется не менее запоминающаяся – планку уже нельзя опускать.   — А как же поездка в Америку?   — В Нью-Йорк к Ребе я летала с «JGirls», когда они только-только начинали свою деятельность.  До поездки я уже была в Америке дважды, но в тот  раз я увидела страну совершенно с другой стороны. Я не представляла, какая в Штатах большая и развитая еврейская община, сколько синагог, кошерных ресторанов и магазинов. Мы посетили Оэль – идеальное место для того, чтобы задуматься, помолиться, взять себе еврейское имя. В МЕОЦе нам с подругами помогли поменять билеты, чтобы мы могли приехать в Америку раньше, а к группе присоединиться потом.   — Я знаю, что ты с друзьями устраиваешь еврейские мероприятия и вне стен синагоги…   — «Jewell club» привил нам такую любовь к иудаизму, что мы готовы везде сеять разумное и вечное. Действительно, бывает, что мы собираемся у кого-нибудь дома или на даче, готовим фаршированную рыбу, печём халы, молимся, делаем кидуш. Никто из нас не соблюдает, но пятница вечера для всех не просто тусовка, а встреча Шабата.  Мы чтим традиции, дарим друг другу еврейские подарки, например, ювелирные украшения с символикой. И, конечно же, готовимся к тому, что у нас будут еврейские семьи. Своим детям я обязательно дам еврейское образование и имя.   — Ты бы хотела уехать жить в Израиль?   — Сейчас скорее нет, чем да. Но кто знает, как сложится моя жизнь в дальшнейшем? По моему мнению, намного важнее и сложнее быть евреем в галуте,  пропагандировать иудейские взгляды среди того населения, где евреев меньшинство. В Москве сейчас жить по-еврейски комфортно – вокруг синагоги, магазины, рестораны, возможности. Чего только стоит «Еврейским музей и центр толерантности» — один из лучших музеев в России, если не в мире. Недавно я попала на чтения Максима Виторгана и выставку Аниша Капура. Хоть я и не фанат современного искусства, я отметила, насколько интеллигентная и приличная публика в музее! Мультимедийные инсталляции можно потрогать, постоянно приходят интересные лекторы и крутые спикеры – это привлекает посетителей. Когда меня знакомые иностранцы спрашивают, куда сходить помимо «Третьяковки», я советую Еврейский музей. И не потому что я еврейка. Меня переполняет гордость за то, что в Москве есть такое заведение.  Еврейская жизнь стала более открыта, мы больше не стесняемся своей национальности. И теперь любой может узнать об основных еврейских традициях, истории, хупе, ужасах Холокоста, сложить собственное мнение о евреях, а не слепо верить сомнительным статьям в интернете.   Или ежегодная премия «Скрипач на крыше» в Кремлёвском дворце. Суть её не меняется уже 8 лет — деятелей культуры награждают в различных номинациях. В прошлые годы выступал шоу-балет «Тодес», пела группа «Браво», в этом ждут Диму Билана, приходят знаменитости…. Премия выходит на другой уровень и становится интересной не только еврейской общине. Наши родители даже мечтать не могли о том, чтобы ханукальные свечи зажигали в самом сердце Москвы на Площади Революции. С Б-жьей помощью, еврейская община будет и дальше процветать.   Но я очень люблю Израиль и постоянно рекомендую его коллегам по работе, как шикарный аналог традиционному отдыху в других безвизовых странах.   — Чем ты занимаешься по жизни?   — Я уже 6 с половиной лет работаю в международной IT-компании, руковожу небольшим подразделением из 4 человек. Мы занимаемся продажами в секторы малого и среднего бизнеса. Я  благодарна Lauder Business School за образование, давшее мне большой толчок и позволившее заниматься тем, что мне нравится. Я безумно люблю путешествовать, куда-нибудь уезжаю при первой возможности и  регулярно хожу на фитнес. Но главное моё хобби – кулинария. Я всегда выкраиваю время в графике на то, чтобы провести его на кухне. Так что мне постоянно дарят мастер-классы, обучения в  разных гастрономических школах, и я постоянно совершенствую своё умение, готовлю всё более изысканные блюда, угощаю друзей и коллег по работе.   — Что ты можешь посоветовать тем, кто сомневается, стоит ли идти в МЕОЦ?   — Самое страшное в любом деле– сделать первый шаг. Надо просто себя пересилить и попробовать. В конце концов, можно в любой момент развернуться и уйти. МЕОЦ – абсолютно добровольное мероприятие. Каждый человек вне зависимости от образования и работы сможет найти здесь что-то для себя. Молодёжь может начать с «light «версии – подняться в «Jewell Club» на 7 этажа и, постепенно спускаясь вниз по лестнице, но поднимаясь духовно, дойти до синагоги на 2 этаже.  МЕОЦ — место, где тебе всегда рады, готовы помочь, дать пищу для размышлений и кардинально изменить жизнь в лучшую сторону.   Беседу вела А. Белькина    

Штерна Сара Сегал (Белькин)
Об авторе
Меня зовут Штерна Сара, как и жену Пятого Любавичского Ребе. Хотела бы начать рассказ о себе с неоднозначной фразы о том, что пишу больше, чем говорю, но и то, и другое я делаю постоянно, поэтому неудивительно, что я стала журналистом. Окончила факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова (телевизионная журналистика), учусь в магистратуре на филолога в РГГУ. Успела получить опыт в различных интернет- и печатных изданиях и на телевидении, долгое время работала среди своих на благо любимой общины. Недавно я вышла замуж, теперь живу в Израиле, но продолжаю писать, веду блог о цниюте и еврейском образе жизни. Люблю учёбу, особенно хасидус, и книги, не отпускающие часами; фильмы, заставляющие думать; фитнес и спорт, дающие мне силу и энергию; сноуборд, дарящий хорошее настроение и, конечно же, письмо, позволяющее мне самовыражаться и творить.
Читайте также

Оставить комментарий