Авторизация

×

Регистрация

×

Свет в доме – свет в душе

21 февраля 2016 / Главная / Журнал / Образ жизни
search
svechi

Эта история о двух совершенно разных людях, с противоположными взглядами на жизнь, но волей судьбы объединившихся и поменявших друг друга.

Он – сотрудник крупной компании, ежедневно совершающий пошаговое движение вверх по карьерной лестнице. На его страничке в социальной сети значатся более 2000 друзей, большинство из которых – соблюдающие евреи. Он, не стесняясь косых взглядов, ходит на работу в кипе и по пятницам отпрашивается раньше, чтобы успеть вернуться домой до шабата. Он громко молится на балконе своей квартиры, выходящей окнами на Кутузовский проспект. Наш герой на тот момент не был женат. Даже не встречался ни с кем. Пару раз ему пытались сделать шидух, но он проворно уворачивался от вмешательства в его жизнь. Видимо для того, чтобы встретить ее.
 
Она — черноглазая красавица с копной роскошных волос, получившая два высших образования и уверенная, что даже Эверест склонится перед ней лишь при малейшем ее желании. Несмотря на то, что в ней текла неразбавленная еврейская кровь, замуж она вышла за, как ей казалось, самого лучшего парня на свете, и ей было все равно, что он не еврей. Но родив сына, отношения стали сначала портиться, не выдержав испытаний бытом, а вскоре совсем прогнили. Как итог – развод. Главным в жизни стал сын и самореализация. Поэтому в ежедневном расписании важных дел стояли только два пункта: «работа» и «не забыть сказать сыну, что люблю».
 
И вот однажды, в день, не предвещающий никаких особенных событий, он увидел ее. Они встретились глазами, когда пришли на день рождения общего друга. Она показалась ему сказочной принцессой, заточенной в башне, которую он обязан спасти. А он привиделся ей тем самым принцем на белом коне, о котором мечтает каждая и чаще всего не встречает. Он робко начал разговор, она, краснея, отвечала. Затем звонки, встречи, и, наконец, признание в любви. Она чувствовала, что долгожданная птица счастья села на ее ладонь, что солнце стало особенно теплым, а мир вокруг добрым и светлым. Карьера и работа не стали уже так важны, ей хотелось домашнего очага и хупы.
 
Он в свою очередь был готов положить к ее ногам весь свет, но ему было важно вернуть ее на путь Торы – путь света. Он хотел соблюдать вместе все заповеди и жить согласно еврейским традициям. Но она, увы, была уже слишком далека от этого. Светская жизнь слишком сильно захватила ее. Он много говорил с ней об этом, сначала тихо уговаривал, потом переходил на крик, потом просил прощения и снова уговаривал, а потом снова срывался на крик. Он никак не мог осознать, почему женщина, которую он так любит, которую хочет видеть своей женой, которая принадлежит к его народу и вере так далека от истинных ценностей. Он читал книги и искал помощи на форумах, где описывались подобные истории. Но никак не мог найти верного решения. И однажды он пришел к раввину за помощью. Он рассказал ему о переживаниях, терзающих его душу. Раввин ответил: «Не кричи, не требуй, не говори вообще ничего. Только делай. Сам делай. Приглашай друзей на шабатние трапезы, пусть твои сестры зажигают свечи, делай кидуш, пой субботние песни, читай молитвы. И пусть она и ее ребенок будет всегда за твоим столом. Каждую неделю. Будь добр и не произноси никаких упреков».              
 
Он так и сделал. На следующий же шабат он устроил прекрасный прием. Его гостиная была залита радостным смехом, стол ломился от вкуснейшей еды, все пели песни, женщины зажигали свечи – тепло и уют царил в его доме. Она тихо наблюдала. Ей было приятно находиться в этом кругу, несмотря на то, что люди за трапезным столом были ей мало знакомы. Так прошла неделя, потом еще одна. И еще. Шабаты стали обязательным ритуалом для нее. Она ловила себя на мысли, что с нетерпением ждет, когда наступит пятница.

И вот накануне очередного шабата он позвонил и сказал, что ему было плохо, и врачи срочно госпитализировали его, однако угрозы здоровью уже нет, но и выписать его пока не решаются. Она пожелала ему выздоровления, но ее не покидало чувство, что она обязана что-то сделать. И она поехала в больницу. Она не могла не сделать этого.

Она вошла в его палату, улыбнулась и подошла к окну. Она достала из сумочки две шабатние свечи и прочла молитву. Впервые. Никогда раньше она не делала этого сама. Никогда не ощущала такого непреодолимого желания зажечь шабатний свет.

И тогда он понял, что выше всяких угроз и упреков было терпение. Что только собственным примером и добрым отношением он смог зажечь свет в ее душе.   
 
Автор: Ханна Шемеш 

Читайте также

Оставить комментарий