Авторизация

×

Регистрация

×

Мудрость, вода и истина

05 декабря 2017 / Главная / Иудаизм / Глава Торы / Книга Берешит / Ваешев / Уроки главы
date=string(10) "2017-12-14"
object(WP_Post)#300 (24) {
  ["ID"]=>
  int(65964)
  ["post_author"]=>
  string(1) "1"
  ["post_date"]=>
  string(19) "2017-12-05 18:50:03"
  ["post_date_gmt"]=>
  string(19) "2017-12-05 15:50:03"
  ["post_content"]=>
  string(7350) "

Историю Йосефа и его братьев читают и изучают как часть недельной главы Торы либо в дни Хануки, либо в преддверии этого праздника. Годовой цикл чтения Торы определяет само представление евреев о времени, характер его переживания, когда недельное чтение задает ключ ко всем событиям соответствующей недели. Так и раздел Торы, читаемый на Хануку, проясняет значение и важность этого праздника. Живший в XVI веке мудрец рабби Ишайя Горовиц говорил, что истории Йосефа суждено было повториться в истории царского рода Хашмонаим во времена владычества греков.

Почему в Торе сказано про яму, в которую братья бросили Йосефа, что она была “пустая, в ней не было воды”? Разве слово “пустая” уже не говорит о том, что “в ней не было воды”? Мудрецы Талмуда говорят, что это уточнение призвано сказать нам: воды в ней не было, зато были змеи и скорпионы. Мидраш поясняет, что воду здесь надо понимать как слова Торы, ибо та сравнивается с источниками вод. “Почему Тора сравнивается с водой? – спрашивает Талмуд. – Потому что как вода под собственной тяжестью течет сверху вниз, так слова Торы входят лишь в сознание смиренного”.

Поэтому, ошибка братьев Йосефа была в том, что их источник мудрости “был пуст, в нем не было воды” – им недоставало интеллектуального смирения, которое столь необходимо людям их уровня. Потому в колодце и не было воды, но были – “змеи и скорпионы”: лишенная Б­жественной сути, Тора оказалась беззащитной перед субъективностью и произвольностью истолкований, порожденных человеческим разумом.

Это истолкование дано в середине того раздела Талмуда, что повествует об истории установления праздника Ханука и связанных с ним законах. В Торе важно все, потому должна существовать связь между сутью данного речения и контекста, в котором оно упомянуто.

И действительно, урок, что братьям Йосефа не хватало воды Торы, – один из главных компонентов ханукальной истории.

В молитве Аль-анисим, описывающей события Хануки, мы читаем: “В дни Матисьяу, сына Йоханана-Первосвященника из семьи Хасмонеев, и его сыновей; когда встало злодейское царство греков на народ Твой, Израиль, намереваясь заставить евреев забыть Твою Тору и преступить Законы, данные Тобой...”

Следует подчеркнуть: речь не просто о том, что греки хотели искоренить среди народа Израиля преданность Торе как таковой, – она названа в молитве “Твоей Торой”. Греки были “культурным” народом, с величайшим уважением относившимся к знанию; они вполне были расположены принять Тору как философскую систему, как коллективную мудрость народа, усердно размышлявшего над мирозданием. Нетерпимость греков вызывала “вода” Торы, смирение разума перед величием Б-жественной истины. И борьба греков с Торой была борьбой именно с “Твоей Торой”, с Торой как погружением в бесконечность Б­га, превосходящую рамки разума.

Когда греки ворвались в Священный Храм, они “осквернили все масло в Святилище”, рассказано в Талмуде. То было масло, используемое для меноры, чей огонь символизирует Б-жественный свет, проливаемый из Храма в мир. Греки не уничтожили масло для меноры, не пролили его на землю – они лишь осквернили его. Так что масло стало непригодным для канонического использования, требующего, чтобы масло отвечало сверхрациональным законам ритуальной чистоты, установленным Торой. При этом греки не выступали против отправления в Храме службы и не оспаривали, что таковая может нести свет миру. Нет, – греки “всего лишь” хотели выхолостить из служения сверхрациональный, Б-жественный элемент, “только и всего”.

Однако Хашмонаим знали, что “обезвоженная” Тора тут же станет питательной почвой для скорпионов и змей: мудрость, лишенная своей Б-жественной сущности, ведет человека не к истине, а к рациональному оправданию его низменных желаний и суеверий. И они подняли мечи во имя того, чтобы изгнать из Иерусалима греческого идола – голый разум. И чтобы вновь затеплить менору, питая ее мудростью, полученной от познания Б-жественной истины.

Из трудов Любавичского Ребе; краткое адаптированное изложение

" ["post_title"]=> string(42) "Мудрость, вода и истина" ["post_excerpt"]=> string(457) "Историю Йосефа и его братьев читают и изучают как часть недельной главы Торы либо в дни Хануки, либо в преддверии этого праздника. И неспроста: истории Йосефа суждено было повториться в истории царского рода Хашмонаим во времена владычества греков..." ["post_status"]=> string(7) "publish" ["comment_status"]=> string(4) "open" ["ping_status"]=> string(6) "closed" ["post_password"]=> string(0) "" ["post_name"]=> string(21) "mudrost-voda-i-istina" ["to_ping"]=> string(0) "" ["pinged"]=> string(0) "" ["post_modified"]=> string(19) "2017-12-05 18:52:57" ["post_modified_gmt"]=> string(19) "2017-12-05 15:52:57" ["post_content_filtered"]=> string(0) "" ["post_parent"]=> int(0) ["guid"]=> string(43) "http://mjcc.ru/?post_type=news&p=65964" ["menu_order"]=> int(0) ["post_type"]=> string(4) "news" ["post_mime_type"]=> string(0) "" ["comment_count"]=> string(1) "0" ["filter"]=> string(3) "raw" }
search
glass

Историю Йосефа и его братьев читают и изучают как часть недельной главы Торы либо в дни Хануки, либо в преддверии этого праздника. Годовой цикл чтения Торы определяет само представление евреев о времени, характер его переживания, когда недельное чтение задает ключ ко всем событиям соответствующей недели. Так и раздел Торы, читаемый на Хануку, проясняет значение и важность этого праздника. Живший в XVI веке мудрец рабби Ишайя Горовиц говорил, что истории Йосефа суждено было повториться в истории царского рода Хашмонаим во времена владычества греков.

Почему в Торе сказано про яму, в которую братья бросили Йосефа, что она была “пустая, в ней не было воды”? Разве слово “пустая” уже не говорит о том, что “в ней не было воды”? Мудрецы Талмуда говорят, что это уточнение призвано сказать нам: воды в ней не было, зато были змеи и скорпионы. Мидраш поясняет, что воду здесь надо понимать как слова Торы, ибо та сравнивается с источниками вод. “Почему Тора сравнивается с водой? – спрашивает Талмуд. – Потому что как вода под собственной тяжестью течет сверху вниз, так слова Торы входят лишь в сознание смиренного”.

Поэтому, ошибка братьев Йосефа была в том, что их источник мудрости “был пуст, в нем не было воды” – им недоставало интеллектуального смирения, которое столь необходимо людям их уровня. Потому в колодце и не было воды, но были – “змеи и скорпионы”: лишенная Б­жественной сути, Тора оказалась беззащитной перед субъективностью и произвольностью истолкований, порожденных человеческим разумом.

Это истолкование дано в середине того раздела Талмуда, что повествует об истории установления праздника Ханука и связанных с ним законах. В Торе важно все, потому должна существовать связь между сутью данного речения и контекста, в котором оно упомянуто.

И действительно, урок, что братьям Йосефа не хватало воды Торы, – один из главных компонентов ханукальной истории.

В молитве Аль-анисим, описывающей события Хануки, мы читаем: “В дни Матисьяу, сына Йоханана-Первосвященника из семьи Хасмонеев, и его сыновей; когда встало злодейское царство греков на народ Твой, Израиль, намереваясь заставить евреев забыть Твою Тору и преступить Законы, данные Тобой…”

Следует подчеркнуть: речь не просто о том, что греки хотели искоренить среди народа Израиля преданность Торе как таковой, – она названа в молитве “Твоей Торой”. Греки были “культурным” народом, с величайшим уважением относившимся к знанию; они вполне были расположены принять Тору как философскую систему, как коллективную мудрость народа, усердно размышлявшего над мирозданием. Нетерпимость греков вызывала “вода” Торы, смирение разума перед величием Б-жественной истины. И борьба греков с Торой была борьбой именно с “Твоей Торой”, с Торой как погружением в бесконечность Б­га, превосходящую рамки разума.

Когда греки ворвались в Священный Храм, они “осквернили все масло в Святилище”, рассказано в Талмуде. То было масло, используемое для меноры, чей огонь символизирует Б-жественный свет, проливаемый из Храма в мир. Греки не уничтожили масло для меноры, не пролили его на землю – они лишь осквернили его. Так что масло стало непригодным для канонического использования, требующего, чтобы масло отвечало сверхрациональным законам ритуальной чистоты, установленным Торой. При этом греки не выступали против отправления в Храме службы и не оспаривали, что таковая может нести свет миру. Нет, – греки “всего лишь” хотели выхолостить из служения сверхрациональный, Б-жественный элемент, “только и всего”.

Однако Хашмонаим знали, что “обезвоженная” Тора тут же станет питательной почвой для скорпионов и змей: мудрость, лишенная своей Б-жественной сущности, ведет человека не к истине, а к рациональному оправданию его низменных желаний и суеверий. И они подняли мечи во имя того, чтобы изгнать из Иерусалима греческого идола – голый разум. И чтобы вновь затеплить менору, питая ее мудростью, полученной от познания Б-жественной истины.

Из трудов Любавичского Ребе; краткое адаптированное изложение

Читайте также

Оставить комментарий