Авторизация

×

Регистрация

×

Ваша связь с еврейским миром

Маленькая история большого успеха

22 ноября 2016 / Иудаизм / Еврейские праздники / Ханука / Статьи
date=string(10) "2018-05-21"
object(WP_Post)#4694 (24) {
  ["ID"]=>
  int(63440)
  ["post_author"]=>
  string(1) "2"
  ["post_date"]=>
  string(19) "2016-11-22 05:30:19"
  ["post_date_gmt"]=>
  string(19) "2016-11-22 01:30:19"
  ["post_content"]=>
  string(7287) "

Получил я тут недавно новое раввинское назначение. Нет, община моя пока, слава Б-гу, со мной не расстается, и чемоданы упаковывать мне не предстоит. Назначение, можно сказать, виртуальное. Поставили меня раввином одной маленькой, но гордой группы в одной огромной социальной сети.

Должность не оплачиваемая, но и не обременительная. Главная задача – выставлять периодически в группе интересные материалы по иудаизму. А еще более главная – не слишком присматриваться к материалам не по иудаизму, которые выставляют другие участники группы...

Как вы, может быть, знаете, почти в каждой общине есть президент (или председатель), чья главная обязанность – думать, чем же раввин еще в жизни занимается, кроме пятнадцатиминутной проповеди в Субботу. Так вот и в каждой группе есть модератор. И модератору моей подопечной группы пришла вдруг в голову замечательная идея: объявить один день недели Днем Торы. То есть, чтобы люди задавали раввину любые вопросы, а раввин, соответственно, чтобы на них отвечал.

Идея и в самом деле замечательная. И потому что этот день недели до этого был Днем совсем другого, и потому что мое торчание в этой "огромной социальной сети" в этот день стало небывало осмысленным.

Вопросы были самые разные. И из серии "лень погуглить", и очень серьезные. Но с одним из них я не справился, не смог ответить. Вернее, не мог ответить коротко и потому оставил без ответа. Одна женщина попросила меня поделиться историей про Любавичского Ребе, которая бы имела отношение ко мне лично, и поделиться какой нибудь личной "историей успеха".

Мне вспомнилась московская зима в начале 90-х и только что отвоеванная у деятелей советской культуры синагога Полякова на Бльшой Бронной. Там тогда временно размещалась наша марьинорощинская ешива, куда я после изучения прикладной математики в институте пришел изучать сами понимаете что.

И я вспомнил вечер, когда, казалось, темнота длиннейших зимних ночей вдруг проникла в мое сердце, и, не в силах противостоять депрессии, я увидел себя в центре огромного города, запертым в каком-то микро-гетто, уткнувшимся носом в какие-то книги, в окружении кучки каких-то странных, не совсем нормальных людей. Людей, по большей части, не от мира сего, к миру сему почти равнодушных и даже одевающихся настолько необычно, что, когда мы однажды в Шаббат всей ешивой шли пешком из Марьиной рощи на Бронную, то панки, тусовавшиеся в сквере на Пушкинской, посмотрели на нас с большим уважением. А за стенами, окружавшими это странное пространство, за пределами этой "выколотой точки" - жил и шумел огромный, удивительный, восхитительный мир...

За большим столом неподалеку от меня младшая группа изучала беседу Ребе о Хануке. Неохотно оторвавшись от депрессивных мыслей, я начал прислушиваться. А потом стал слушать.

Ребе рассуждал о том, что в ханукальных молитвах мы благодарим Всевышнего за то, что является самым значимым из исторических событий Хануки. И это не победа еврейских повстанцев над войсками Империи, и это даже не чудо, случившееся с храмовой менорой. Это то, что ничтожная горстка оставшихся верными Б-гу "мракобесов" одержала верх над подавляющим большинством своих ассимилировавшихся, влюбленных в "великий современный мир" собратьев...

Этот украдкой услышанный урок о том, что Истина - это не всегда то, что кажется "нормальным" большинству, надолго вправил мне мозги. И это - моя "личная" история о Ребе.

Я не стал ни великим математиком, ни заурядным программистом. А стал человеком, чья главная обязанность, конечно же, не произносить проповеди, а отвечать на вопросы людей (иногда - просто выслушивать), и которому в награду за это иной раз счастливится видеть, как люди действительно находят ответы, и даже чувствовать какую-то свою сопричастность. И это - моя личная "история успеха".

 
 
" ["post_title"]=> string(63) "Маленькая история большого успеха" ["post_excerpt"]=> string(509) "Получил я тут недавно новое раввинское назначение. Нет, община моя пока, слава Б-гу, со мной не расстается, и чемоданы упаковывать мне не предстоит. Назначение, можно сказать, виртуальное. Поставили меня раввином одной маленькой, но гордой группы в одной огромной социальной сети." ["post_status"]=> string(7) "publish" ["comment_status"]=> string(4) "open" ["ping_status"]=> string(6) "closed" ["post_password"]=> string(0) "" ["post_name"]=> string(34) "malenkaya-istoriya-bolshogo-uspeha" ["to_ping"]=> string(0) "" ["pinged"]=> string(0) "" ["post_modified"]=> string(19) "2016-11-29 12:20:21" ["post_modified_gmt"]=> string(19) "2016-11-29 08:20:21" ["post_content_filtered"]=> string(0) "" ["post_parent"]=> int(0) ["guid"]=> string(43) "http://mjcc.ru/?post_type=news&p=63440" ["menu_order"]=> int(0) ["post_type"]=> string(4) "news" ["post_mime_type"]=> string(0) "" ["comment_count"]=> string(1) "0" ["filter"]=> string(3) "raw" }
search
uspeh

Получил я тут недавно новое раввинское назначение. Нет, община моя пока, слава Б-гу, со мной не расстается, и чемоданы упаковывать мне не предстоит. Назначение, можно сказать, виртуальное. Поставили меня раввином одной маленькой, но гордой группы в одной огромной социальной сети.

Должность не оплачиваемая, но и не обременительная. Главная задача – выставлять периодически в группе интересные материалы по иудаизму. А еще более главная – не слишком присматриваться к материалам не по иудаизму, которые выставляют другие участники группы…

Как вы, может быть, знаете, почти в каждой общине есть президент (или председатель), чья главная обязанность – думать, чем же раввин еще в жизни занимается, кроме пятнадцатиминутной проповеди в Субботу. Так вот и в каждой группе есть модератор. И модератору моей подопечной группы пришла вдруг в голову замечательная идея: объявить один день недели Днем Торы. То есть, чтобы люди задавали раввину любые вопросы, а раввин, соответственно, чтобы на них отвечал.

Идея и в самом деле замечательная. И потому что этот день недели до этого был Днем совсем другого, и потому что мое торчание в этой «огромной социальной сети» в этот день стало небывало осмысленным.

Вопросы были самые разные. И из серии «лень погуглить», и очень серьезные. Но с одним из них я не справился, не смог ответить. Вернее, не мог ответить коротко и потому оставил без ответа. Одна женщина попросила меня поделиться историей про Любавичского Ребе, которая бы имела отношение ко мне лично, и поделиться какой нибудь личной «историей успеха».

Мне вспомнилась московская зима в начале 90-х и только что отвоеванная у деятелей советской культуры синагога Полякова на Бльшой Бронной. Там тогда временно размещалась наша марьинорощинская ешива, куда я после изучения прикладной математики в институте пришел изучать сами понимаете что.

И я вспомнил вечер, когда, казалось, темнота длиннейших зимних ночей вдруг проникла в мое сердце, и, не в силах противостоять депрессии, я увидел себя в центре огромного города, запертым в каком-то микро-гетто, уткнувшимся носом в какие-то книги, в окружении кучки каких-то странных, не совсем нормальных людей. Людей, по большей части, не от мира сего, к миру сему почти равнодушных и даже одевающихся настолько необычно, что, когда мы однажды в Шаббат всей ешивой шли пешком из Марьиной рощи на Бронную, то панки, тусовавшиеся в сквере на Пушкинской, посмотрели на нас с большим уважением. А за стенами, окружавшими это странное пространство, за пределами этой «выколотой точки» — жил и шумел огромный, удивительный, восхитительный мир…

За большим столом неподалеку от меня младшая группа изучала беседу Ребе о Хануке. Неохотно оторвавшись от депрессивных мыслей, я начал прислушиваться. А потом стал слушать.

Ребе рассуждал о том, что в ханукальных молитвах мы благодарим Всевышнего за то, что является самым значимым из исторических событий Хануки. И это не победа еврейских повстанцев над войсками Империи, и это даже не чудо, случившееся с храмовой менорой. Это то, что ничтожная горстка оставшихся верными Б-гу «мракобесов» одержала верх над подавляющим большинством своих ассимилировавшихся, влюбленных в «великий современный мир» собратьев…

Этот украдкой услышанный урок о том, что Истина — это не всегда то, что кажется «нормальным» большинству, надолго вправил мне мозги. И это — моя «личная» история о Ребе.

Я не стал ни великим математиком, ни заурядным программистом. А стал человеком, чья главная обязанность, конечно же, не произносить проповеди, а отвечать на вопросы людей (иногда — просто выслушивать), и которому в награду за это иной раз счастливится видеть, как люди действительно находят ответы, и даже чувствовать какую-то свою сопричастность. И это — моя личная «история успеха».

 
 

Оставить комментарий

Читайте также