Авторизация

×

Регистрация

×

Рассказы ханукальных огней

06 сентября 2016 / Детский клуб / Иудаизм / Еврейские праздники / Ханука / Ханукальные истории / Статьи
search
UDnu1060812

Ханукальный подсвечник был зажжен. Свет ханукальных огней слабо мерцал в залитой светом гостиной. Отцу представилась счастливая возможность провести полчаса в кругу своих детей, игравших в дрейдл. В доме было праздничное настроение. Игроки были так увлечены, что ханукальные огни были совсем забыты.

Напряжение игроков возрастало с каждым поворотом волчка и достигало высшей точки, когда дрейдл заканчивал свое вращение и падал набок, то с буквой «шин» наверху, что означало — увеличить ставку, то с «гимл», приносящим выигрыш счастливому игроку.

Маленький Яаков утомился игрой и пошел рассматривать чудесные ханукальные огни. Он подвинул себе стул и сел, всматриваясь в маленькое пламя лампады своими любопытными глазками.

Маленькое пламя подпрыгнуло и сделало реверанс. «С праздником Ханука тебя, маленький мой друг!», — сказала ханукальная лампада.

Яаков был так поражен, что смог выразить свою признательность огоньку только кивком головы. «Я не знал, что ханукальные огни умеют разговаривать», — сказал он.

«О да, ханукальные огни умеют разговаривать и могут рассказывать удивительные истории», — сказало маленькое пламя. «К сожалению, не все мальчики об этом знают. Меня очень радует, что ты пришел посмотреть на меня. Мне уже показалось, что на меня никто не обращает внимания. Я, ведь, прихожу всего только один раз в году вместе с моими семью маленькими сестричками. И, право же, мы заслуживаем немного внимания и гостеприимства».

«Но нам не дозволено использовать для чего либо ваш свет», — сказал Яаков защищаясь. — «На вас можно только смотреть и раздумывать при этом».

«Очень хорошо, что ты это знаешь. Именно поэтому ты должен сесть поближе ко мне, побыть немного со мною и послушать мой рассказ, полный чудес, который у меня есть для тебя. Хочешь ты его послушать?»

«Конечно же, да», — сказал с нетерпением маленький Иаков.

Рассказ первой ханукальной лампадки

«Много лет тому назад», начали свой рассказ Первая Ханукальная лампадка, «евреи жили в стране Израиля. У них в то время не было царя. Их царем был сам Б-г, Царь царей. К сожалению, многие евреи перестали служить Б-гу, и вскоре они оказались под владычеством царя из плоти и крови. Он был тираном и очень, очень жестоким человеком. Звали его Антиохом, и он царствовал в соседней с Израилем стране, в Сирии. Он был так силен, что никто не смог удержать его от совершения самых дурных дел. Антиох решил сделать всех евреев идолопоклонниками. Он посылал военачальников и солдат по всему Израилю, чтобы силой насаждать там законы и обычаи своей страны. Евреям было запрещено служить Б-гу и соблюдать какой либо из наиболее святых для них обычаев и законов. Святой Храм в Иерушалаиме был осквернен и ограблен, лишен своих чудесных святых золотых сосудов для Б-гослужения. Любой еврей, осмелившийся не подчиняться приказаниям царя, немедленно предавался смерти.

Последовали дни террора и жестоких гонений. Тогда евреи поняли, что все эти беды навлекли они сами на себя своим беззаконием. Они начали менять к лучшему свое поведение, и решили скорее умереть, чем отказаться от своей веры. Даже маленькие дети, такие как ты, готовы были скорее идти на жестокую смерть, чем жить в роскоши как язычники. Тогда Б-г сказал: «Мои дети уже достаточно настрадались. Надо их спасать!».

Один старый человек, слабый телом, но сильный духом, первый поднял знамя восстания против всесильного царя Антиоха. Имя этого человека было Маттитьягу Хашмонай.

Маттитьягу жил со своими пятью сыновьями в маленькой мирной деревушке Модин. Когда пришел в эту деревню царский военачальник со своими солдатами, чтобы заставить евреев поклоняться идолам, старый Маттитьягу расправился с ними. Вместе со своими сыновьями и братьями он набросился на вандалов и убил большинство из них. Остальные в панике убежали и поспешили сообщить об этом царю.

Старый Маттитьягу подался со своими приверженцами в горы. Оттуда Маттитьягу кликнул клич ко всем братьям евреям: «Пусть каждый еврей, оставшийся верным Б-гу, последует за мной!». И число его последователей, готовых пожертвовать собой за свою веру, росло с каждым днем.

Однажды Маттитьягу собрал своих друзей вокруг себя и сказал им: «Я чувствую, что приближается последний мой час. Пусть сын мой Йеуда ведет вас к победе над врагами Б-жьими. Хотя вы малочисленны, не отчаивайтесь и надейтесь на Б-га. Помните нашего прародителя Авраама, который предпочел быть брошенным в горящую печь, но не согрешить против веры в Б-га! Помните также Пинхаса, который рисковал жизнью ради святого имени Б-га! Помните Давида, который бестрепетно встретился лицом к лицу с Галиатом, доверившись Б-гу! Помните Элиягу, который один восстал против лжепророков! Тот, кто отозвался на их мольбы в их беде, Тот поможет сейчас и вам. Не бойтесь, доверьте судьбу свою Б-гу. Б-г да благословит вас и сохранит вас!».

Вскоре после этого Маттитьягу умер, и его кончину оплакивали все евреи. Теперь евреи обратили свой взор на Йеуду Маккабея, чтобы сделать его своим вождем и военачальником. И Йеуда решил быть достойным славного имени его семьи священнослужителей — Маккавеев».

Ханукальная лампадка замолчала. Масло в светильнике выгорело. Маленькое пламя боролось еще за свою жизнь, но безнадежно. «Время мое истекло», сказало пламя. «Прошу тебя побыть со мною также и завтра. Спокойной ночи!».

Рассказ второй ханукальной лампадки

Следующим днем была пятница. Маленький Яаков поспешил умыться и одеться в праздничное в честь наступающего Шаббата. Таким образом он смог быть у ханукальных огней в то время, когда их зажигали. Он видел, как отец зажигает ханукальные лампадки, а затем, как мать зажигает субботние вечи. Теперь Яаков придвинул стул и сел вблизи ханукального светильника.

Конечно же, он услышал знакомый голос первой лампадки. «Добрый тебе вечер Шаббата и Хануки! Рад видеть тебя. Это младшая моя сестричка. Поздоровайся, сестричка, с этим маленьким моими другом!».

«Здравствуй, сказала вторая ханукальная лампадка, сделав грациозный реверанс. Я также знаю чудесный рассказ. Хочешь его послушать?».

«Конечно, хочу,» — ответил маленький Яаков. «Прошу тебя, расскажи мне».

«Хорошо, — сказала лампадка, — слушай же».

И лампадка начала: «Йеуда Маккабей повел маленький отряд правоверных евреев от победы к победе. Знаешь ли ты, что такое «партизанская война»? Это война, которую ведут малочисленные отряды против значительно превосходящих сил противника. Это и делали Йеуда и его товарищи. Прячась в пещерах и устраивая засады, они внезапно нападали на врага с тыла или приближались к нему под покровом ночи. Несмотря на свою малочисленность, им удавалось каждый раз наносить противнику все новые поражения.

Антиоха обуяла ярость. Он посылал одну армию за другой, чтобы изловить Йеуду и уничтожить его отряды, но его генералы все время терпели поражения. Наконец Антиох послал своего лучшего полководца Лизиаша с огромной армией, состоявшей из пехоты, кавалерии и боевых колесниц.

Йеуда обратился к своим мужественным соратникам: «Сегодня мы подвергнемся величайшему испытанию. Но не бойтесь. Не наше оружие наносило поражения врагу до этого — побеждала наша вера в Б-га. Враг пришел к нам с колесницами и полагается на свою мощь. Мы же воюем именем Б-га, и Он будет за нас».

Призывая имя Б-га и оглашая воздух звуком труб, Йеуда и его храбрые боевые друзья бросились на своих врагов. Сирийских воинов обуял ужас. Вся армия пришла в страшное замешательство и ее воины начали драться друг с другом. Избежавшие удара мечом, бросались бежать, преследуемые по пятам Йеудой.

Это действительно было большим чудом. Победа Йеуды была полной и решительной. Первой мыслью Йеуды было освободить Иерушалаим и вновь освятить Храм с тем, чтобы евреи вновь могли совершать б-гослужения в мире и безопасности.

Когда эта цель была, наконец, достигнута и Иуда во главе своих воинов вошел в Святой Храм, их взорам предстала печальная картина. Все было испогажено, осквернено вандалами. На минуту их оставило чувство торжества над врагом. Они стояли неподвижно и слезы текли по их щекам.

«Сейчас не время предаваться грусти!», — воскликнул Йеуда. «Давайте очищать и освящать наш Храм! Все за работу!».

«А теперь мы зажжем Менору (светильник) с ее семью лампадами!», — объявил Иуда, когда Храм был тщательно очищен. Но, увы! Не нашлось чистого, святого оливкового масла, для лампад. Все было осквернено врагом. После многочисленных попыток удалось наконец разыскать одну маленькую склянку с маслом, на которой сохранилась печать первосвященника. Распевая псалмы в благодарность Б-ry за чудесное свое спасение, евреи зажгли Менору и освятили Храм. Это произошло в 3622 году от с. м.

Чудо из чудес! Небольшое количество масла, которого, как ожидали, должно было хватить только на один день горения в лампаде, поддержало в ней огонь в течение целых восьми дней. Ровно столько времени, сколько нужно было, чтобы успеть изготовить новое святое масло для Меноры.

Здесь кончается моя часть рассказа. Завтра ты услышишь от моей младшей сестрицы еще один рассказ о героизме. А теперь спеши в синагогу. Завтра же не забудь опять присесть к нам. Услышишь много интересного».

Рассказ третьей ханукальной лампадки

Вечером следующего дня Третья Ханукальная лампада, поздоровавшись с маленьким Яаковом, сразу же начала: «Я тебе расскажу о младшем брате Йеуды — об Элазаре.

Жестокий Антиох умер. Царем Сирии стал сын его Евпатр, который был не лучше своего отца. Он унаследовал самую крупную армию того времени. Она состояла из ста тысяч солдат пехоты и двадцати тысяч кавалерии. В ней также было 32 боевых слона.

Армию эту составляли воевавшие в прошлых войнах ветераны, которые были одеты в броню и в блестящие шлемы. Когда солнце поднималось, отраженный от полированной брони свет слепил глаза на мили вокруг.

Решившие драться до последнего солдата Йеуда и его бесстрашные соратники, напали на врага, предварительно горячо помолившись, попросив Б-га помочь им в их святом деле.

Битва была отчаянной, но Йеуда и его отряд дрались мужественно. Они уничтожали один отряд за другим, но, казалось, нет конца наседавшей массе вражеских войск. Вдруг Элазар заметил боевого слона, который был лучше других разукрашен и тщательно охранялся. «Там, наверно, находится сам царь», — подумал Элазар. — «Если я его убью, победа будет за нами». Не думая об опасности, Элазар бросился к этому слону. Он пробил себе дорогу, нанося удары направо и налево, пока он не достиг разукрашенного слона. Элазар убил слона вместе с его высокопоставленным седоком. Но героический Элазар тут же погиб сам под страшной тяжестью рухнувшего наземь смертельно раненного огромного зверя.

Не царя убил Элазар, а одного из его главных полководцев; однако мужественный поступок Элазара воодушевил его братьев и они дрались отчаянно. Вражеская сила все же имела слишком большой перевес над ними и они оказались в чрезвычайной опасности.

Вдруг гонец доставил царю весть о восстании в собственной его стране. Наследник престола пытался сбросить отца своего с трона. Антиох Евпатр решил прекратить войну и заключить мир с Йеудой. Таким образом, страна Израиля вновь была спасена в тот самый момент, когда все казалось уже потерянным.

«На этом я кончаю свой рассказ, закончила третья ханукальная лампадка. Спокойной ханукальной ночи!».

Рассказ четвертой ханукалыюй лампадки

Четыре маленьких огонька мерцали в ханукальном светильнике. Все они вежливо приветствовали маленького Яакова поклоном. Не теряя времени, четвертая ханукальная лампадка начала свой рассказ:

«Много битв провели и выиграли Йеуда и его приверженцы. Но в одной из них героической смертью пал и сам бесстрашный Йеуда. Весь Израиль оплакивал смерть своего героя. Затем все взоры обратились на брата Йеуды — Ионатана с просьбой взять на себя управление страной.

К счастью для евреев, в Сирии опять начались беспорядки. Царем Сирии в то время был Деметрий, право на престол которого оспаривалось Александром. Деметрий не любил Ионатана и боялся его. Но еще больше он боялся своего соперника Александра. Поэтому Деметрий решил привлечь на свою сторону Ионатана. Он послал к Ионатану посланцев с предложением забыть старые обиды и стать его другом.

Александр, со своей стороны, также решил залучить Ионатана на свою сторону. Он послал Ионатану золотую корону и царскую одежду, к которым было приложено письмо, где он писал, что он был бы рад видеть Ионатана первосвященником и царем евреев.

Ионатан стал на стороне Александра, потому что он знал, что Деметрий вероломен и ему нельзя доверять. В результате встречи Александра и Деметрия на поле боя, Деметрий погиб. Александр торжествовал. Он отпраздновал свою победу над Деметрием в городе Акке и пригласил принять участие в этих торжествах египетского царя Птоломея, а также Ионатана, которому были оказаны царские почести.

Прошло несколько лет и опять в Сирии появился новый царь. Среди сирийцев процветало такое соперничество за власть и вероломство, что царей им приходилось менять очень часто. В это время в Израиле царствовал Ионатан в обстановке справедливости и народной к нему любви. Ионатан был также первосвященником, поскольку он был внуком порвосвященника Иоханана. Весь еврейский народ был ему предан и уважал его.

Одним из доверенных лиц сирийского царя был некто по имени Трифон. Он задумал убить царя и провозгласить царем себя. Зная, что Ионатан отомстит за такое предательство, он решил отделаться от него. Однажды Трифон устроил у себя прием и пригласил туда Ионатана, не подозревавшего об устроенной ему ловушке. Когда Ионатан остался на минуту без охраны, Трифон его арестовал».

Ханукальная лампадка увидела, как светлая, подобно жемчужине, слезинка скатилась по щекам маленького Яакова.

«Мне очень жаль, что мой рассказ так печально закончился», — сказала четвертая ханукальная лампадка. — «Но мое время истекло. Завтра ты услышишь более веселый рассказ. До свидания!»

Рассказ пятой ханукальной лампадки

Пять маленьких огоньков мерцали в Ханукальном светильнике. Все они отвесили глубокий поклон, вежливо приветствуя маленького Иакова сердечными словами «С добрым праздником Ханука!». Пятая лампадка, которая светила ярче всех остальных, начала свой рассказ.

«Наконец остался только последний из пяти мужественных сынов Маттитьягу. Йеуда, Элазар, Иоханан и Ионатан отдали жизнь за свой народ. Пришла очередь Шимона стать во главе еврейского народа. Весь Израиль умолял его стать их вождем и первосвященником, обещав ему следовать за ним, как они шли за его братьями.

Страна все еще была окружена многими врагами, и Шимону пришлось провести много битв, пока ему не удалось наконец освободить страну от всех врагов, внутренних и внешних.

В третью годовщину фактического воцарения Шимона все старейшины и знатные люди Израиля собрались в Иерушалаиме, чтобы чествовать любимого первосвященника. Они вознесли благодарность Б-гу за избавление от всех врагов. С приветственными восклицаниями и ликованием они объявили Шимона государем и первосвященником. Весь народ заявил о своей верности ему и его семье. Затем были нанесены на бронзовых табличках повествования о великих деяниях Маттитьягу и его сыновей, и эти таблички были прикреплены к колоннам, поддерживающим балконы Храма. Такие же таблички были преподнесены Шимону в знак вечной к нему любви и благодарности народа.

Опять евреи зажили счастливо в своей собственной стране, радуясь возможности беспрепятственно следовать заветам Б-га в мире и безопасности. С тех пор, каждый год в день 25 Кислева евреи празднуют праздник Ханукальных огней, зажигают Ханукальные свечи или лампадки и рассказывают детям об удивительных Б-жьих чудесах».

Рассказ шестой ханукальной лампадки

Шестой ханукальный огонек затрепетал, отвесил глубокий поклон и начал свой рассказ.

«Мой рассказ отнесет тебя на много лет позже, чем дни Ханука при Хашманеях. Я верну тебя к нашему времени, как бы печально и трагично оно не было. Опять объявил открытую войну нашему народу жестокий, пожалуй, еще более жестокий, чем Антиох, тиран, человеконенавистник, угрожавший погасить навеки свет нашей Торы.

Мой рассказ касается первых дней войны, когда гитлеровские орды были опьянены победами. Мой рассказ перенесет тебя в ужасное место; такое место, которое совершенно непригодно для человеческого жилья, место, которое всегда будет связано с именем Шикельгрубера, о котором будут вечно говорить с ужасом и отвращением, — в концентрационный лагерь.

Это был концентрационный лагерь во Франции, куда втиснули огромное количество евреев, ожидавших там своей участи.

Вот в этом концентрационном лагере — продолжал ханукальный огонек — я был призван внести надежду и мужество в сердца страдающих и отчаявшихся евреев.

Между находившимися там людьми был один уважаемый всеми старик. Это был рабби. Он всегда был на ногах. Он обходил каждого из своих несчастных братьев и ободрял их. Но вселять надежду в людей, находящихся в таком ужасном положении, было весьма трудным делом.

И вот пришла Ханука

Почти за месяц до наступления Хануки рабби начал экономить понемногу масла из своей ежедневной порции. Он собирал эту драгоценною жидкость каплю за каплей, и когда наступила Ханука, у него уже было достаточное количество масла, чтобы выполнить столь любимую мицву зажигания ханукальных огней. Он достал на кухне сырую морковь и выдолбил в ней маленькое углубление для масла. От своей одежды он отрезал кусочек с уголка и из этого материала сделал фитильки. Теперь у него уже был хаткальный светильник.

В бараках, где эти несчастные евреи находились взаперти, было темно. Их мучители не желали, чтобы в бараках был свет ночью. В тиши ночной темноты слова всеми уважаемого рабби пришли, казалось, откуда-то издалека, как будто с неба.

«Дорогие братья мои!» — начал рабби. — «Сегодня ночью у нас праздник Ханука, праздник зажигания огней, праздник, который приносит с собой луч надежды всем евреям, притесняемым тиранами, подобными Антиоху. Я сейчас зажгу Ханукальную лампадку за нас всех. Прошу внимательно слушать произносимые мною благословения.»

Затем, зажигая импровизированную ханукальную лампу, почтенный рабби произнес три благословения над первым ханукальным огоньком. В его глазах не было слез. Голос его звучал торжественно, он был тверд и полон надежды и ободрения, исходивших из глубин его сердца.

«Братья мои!», — продолжал рабби, в то время, как маленький огонек, еле мерцая испускал тусклый свой свет и рассеивал его по бараку. Рабби мог с трудом различать мрачные лица заключенных. Но он знал, что на глазах у многих были слезы, и сдерживаемые рыдания, доходившие к нему из разных мест барака, подтвердили это.

«Братья мои! Сегодня ночью нет места отчаянию. Посмотрите на этот маленький огонек и постарайтесь понять его смысл. Когда Аарон подошел впервые к Меноре в Мишкане, чтобы засветить ее, Б-г обещал ему, что если даже Менора в Храме окажется потушенной в то время, как Исраел отвернется от Б-га, то все же останется один огонек, который будет гореть вечно и принесет свет и надежду Его детям в самые темные часы их жизни. Этот свет принесут Ханукальные огни. Поэтому, давайте не отчаиваться, а молить Б-ra, чтобы Он вызволил нас из рук этих извергов; чтобы мы жили, дожили до будущего года и могли зажигать эти святые огни на нашей святой земле».

Ханукальный огонек хотел на этом закончить свой рассказ, но маленькому Яакову не терпелось узнать, что же случилось с заключенными в лагере, и огонек продолжал:

«Но это были одни из наиболее счастливых гитлеровских жертв. Им посчастливилось быть зачисленными в качестве интернированных, как бы пленных неприятельского государства, и их держали взаперти специально для обмена на пленных немцев. И вот сегодня исполнилось ровно три года с той Ханукальной ночи в лагере, в которой рабби зажег шестой Ханукальный огонек. В этот вечер было получено радостное известие, что заключенных обменят на немецких пленных и их вышлют в Америку. Сегодня ночью бывшие эти заключенные празднуют Ханука с особой радостью, потому что это также годовщина их освобождения. Я должен, закончил свой рассказ огонек, сейчас их навестить. До свидания, хороший мой мальчик! Мы завтра еще увидимся!».

Рассказ Седьмого Ханукального огонька

Уже семь маленьких огоньков мерцали в Ханукальном светильнике. Все поклонились, приветствуя маленького Яакова. Седьмой огонёк, более яркий, чем остальные, начал свой рассказ:

«Знаешь ли ты, мальчик мой, что золотая Менора в Храме имела только семь лампадок, столько же, сколько ты видишь здесь сейчас? Поэтому у нас не семь, а восемь лампадок в ханукальном светильнике, чтобы не подражать святым сосудам Храма.

Я вижу, тебе очень хочется знать побольше о храмовой Меноре. Об этом я тебе сейчас расскажу.

Ты, конечно, помнишь, что об этой Меноре написано в Пятикнижии. Написано там, что Менора была выбита из цельного куска чистого золота и состояла из центральной части — стебля и из отходящих от этого стебля шести ветвей — по трое с каждой стороны. Заканчивались стебель и ветви вверху семью лампадами и были разукрашены удивительными по красоте цветками миндаля и чашечками. Это было чудесное произведение искусства. Даже великому Моше показалось трудным воспринять устные указания Б-ra о сложном устройстве Меноры. Пришлось Б-гу самому ее изготовить!

Только чистейшие оливковые масла применялись для Меноры. Знаешь ли ты, как их приготовляли? Прежде всего тебе нужно знать, что для получения масла, годного для Меноры, применялись не обычные маслины, предпочтение отдавалось тем, которые росли вблизи города Текоа — это город такой в святой стране Израиля. В этом городе когда-то жил пророк Амос. Этот город находится в провинции, принадлежавшей колену Ашера, которого наш прародитель Иаков благословил, говоря: «Хлеб Ашера будет тучен и он будет доставлять царские яства» (Брейшит 49 :20). Маслины эти должны были расти на целине, не удобренной искусственно и не орошенной. Они должны были быть спелыми и свежеснятыми с дерева. Только первые капли, осторожно выжатые из таких отборных маслин, были пригодны для Меноры! Каждое утро специальный священнослужитель, на которого была возложена по жребию обязанность и честь заправлять и зажигать лампады в этот день, подходил с благоговением к Меноре. Он всегда находил западную лампадку горящей, в то время, как все остальные шесть лампадок уже выгорели и потухли. Это было удивительным чудом, повторявшимся каждый день, — несмотря на то, что во все семь лампадок Меноры каждый день наливалось одинаковое количество масла, достаточное для горения только в течение одной ночи до самого утра, все же западная лампадка горела дольше всех. В то время, как все остальные шесть лампадок за ночь выгорали, западная лампадка продолжала еще гореть и горела до после полудня, когда Менора вновь заправлялась и зажигалась от этой последней западной лампады. Это каждодневное чудо указывало на присутствие Б-га среди народа Израиля!

Вот эту святую Менору и осквернил Антиох. Ему удалось это сделать только после того, как евреи позабыли Тору и стали приверженцами греческой культуры и идолопоклонства. Когда евреи отвернулись от Б-ra, Б-г отвернулся от них и свет Меноры потух. Когда же под предводительством семьи священнослужителя Маттитьягу и его мужественных сыновей евреи чистосердечно раскаялись и вернулись к Б-гу, Б-г вновь показал им, что Он находится среди них. Ты, ведь, знаешь, что была найдена всего одна маленькая скляночка с маслом, достаточным только на один день горения, но этого маленького количества масла чудом хватило на целых восемь дней, пока не было приготовлено новое, чистое масло для Меноры.

Эта Менора была одним из самых ценных предметов добычи, которой гордился нечестивый Тит, разграбивший и разрушивший Храм много лет спустя. Жестокий Тит думал, что навеки победил наш народ и погасил в нем искорку жизни. Но он, как и многие другие ему подобные враги Израиля, глубоко ошибся. Наш народ продолжал жить и пережил огромную римскую империю Тита, потому что внутри каждого еврея светит огонек Торы. Каждый еврей стал передвижной Менорой в веках темноты».

К моменту, когда седьмая ханукальная лампадка закончила свой рассказ, остальные лампадки давно уже распрощались с маленьким Яаковом. Седьмой огонек кивнул Яакову: «До свидания!». Но Яаков остался сидеть на том же месте у Ханукального светильника, устремив свои глаза. Он сидел и думал, думал…

Рассказ восьмой ханукальной лампадки

«Теперь мы все в сборе», — воскликнула восьмая ханукальная лампадка, как только маленький Яаков оказался вблизи ханукального светильника, в то время, как его братья и сестры вновь занялись игрой в дрейдл. «Последнюю ночь мы проводим с тобой, дорогой наш маленький друг. Вскоре нам придется попрощаться с тобой до будущего года.

Знаешь ли ты, что не случайно Ханука приходится на 25 Кислева? Нет нужды говорить тебе, я думаю, что ничто не совершается случайно. День 25 Кислева впервые оказался важной датой в нашей истории более, чем за тысячу лет до ханукального чуда. Именно в этот день было завершено строительство Мишкана (Скинии) в пустыне. Это было всего через девять месяцев после выхода сынов Израилевых из Египта. Однако освящение Мишкана было отложено Б-гом до первого дня месяца Нисан. Но так, как «Б-г не лишает любое существо законно ему полагающегося» — так говорят наши мудрецы — поэтому дню 25 Кислева Б-г пообещал, что он свое получит в другое время. Когда царь Шломо завершил строительство Храма (в 2935 году от с. м.), освящение его пришлось на праздник Суккот, и дню 25 Кислева опять пришлось подождать. Был построен и освящен второй Храм, а день 25 Кислева опять был обойден. Наконец, вознаграждение пришло в тот день, когда Йеуда Маккабей освятил Храм после того, как Антиох его осквернил. День 25 Кислева с тех пор празднуется нами ежегодно и никогда не будет забыт.

Будь уверен, что так же, как Б-г наказывает за плохие деяния, Он обязательно вознаграждает полностью и за добрые дела».

Несколько передохнув, ханукальный светильник продолжал:

«Последние несколько лет наша задача оказалась весьма трудной. Наш народ перенес неслыханные страдания. Он принес на алтарь Б-жий неисчислимые жертвы во имя Него. Это была самая темная ночь для нашего народа. В этой непроглядной тьме мы, маленькие ханукальные огоньки, должны были светить ярко, внося в сердца отчаявшихся людей луч надежды и предсказывая рассвет нового дня, дня более светлого, чем когда либо ранее. Вспомни рабби Акиву и его друзей, посетивших когда-то руины Бет-Гамикдаша. Все тогда плакали, кроме рабби Акивы. «Если слова о воздаянии за недобрые дела наши, которыми нас предостерегали наши пророки, оправдались, как мы это видим воочию, то насколько еще более вещими окажутся их слова утешения и правдивым — данное нам обещание уцелеть и дожить до конечного торжества!», — сказал рабби Акива своим друзьям. Они вытерли слезы и сказали: «Акива, ты утешил нас».

«Да, мальчик мой, можешь быть уверен, что Б-г не задержит вознаграждение любому существу, если оно ему полагается, и что наш народ за все свои страдания будет щедро вознагражден. Слова нашего пророка Иешайягу исполнятся — мы будем «светочем народов» и при этом свете народы мира заживут в мире и счастье. Он так и сказал: «Когда тьма покроет землю и Мрак — народы, тогда над тобою воссияет Б-г и слава Его явится над тобою. И придут народы к свету твоему, и цари — к восходящему над тобою сиянию» (Иешайягу 60:2, 3).

«Итак, маленький наш, сказали хором все лампадки, мы надеемся, что наши рассказы и беседы понравились тебе. Вот уже более 2000 лет, как мы, маленькие Ханукальные огоньки, приходим и уходим год за годом, принося с собой рассказы о мужестве и самопожертвовании во имя Торы. Ты и не думал, что мы такие старые, не так ли? Но мы никогда не стареем. Мы — вне времени, и наша миссия тоже не стареет. Немало светлых лучей мира и надежды мы забросили в еврейские сердца и в еврейские дома».

«Благодарю вас, дорогие Ханукальные огоньки», — сказал растроганный маленький Яаков. — «Я всегда буду помнить ваши чудесные рассказы. Я тоже хочу быть таким, как эти мужественные Хашмонеи!».

«Да, да! Старайся быть таким…», — сказали Ханукальные огоньки. — «А теперь, прощай! Очень нам жаль расставаться с тобой. До свидания в следующем году!… С добрым праздником Ханука, дорогой Яаков!».

«Прощайте», — ответил Яаков. — «Я с нетерпением буду ждать вас в будущем году!».

«В восстановленном святом граде Иерушалаиме!», — добавили Ханукальные огоньки.

«В восстановленном святом граде Иерушалаиме!», — ответил Яаков.

 
 
Н. ИЗАКСОН
Читайте также

Оставить комментарий