Авторизация

×

Регистрация

×

МЕОЦ | ВАША СВЯЗЬ С ЕВРЕЙСКИМ МИРОМ

Бай мир бисту шейн

22 ноября 2016 / Главная / Культура
search
sholom-sekunda

Эта песня облетела весь мир, ее пели самые знаменитые исполнители на многих языках, но ее «родным  языком» был идиш, а «родители» — выходцы из российской черты оседлости – Шолом Секунда и Якоб Якобсом.

Шолом Секунда родился в Украине 4 сентября 1894 в семье ортодоксальных евреев Ривки и Абрама Секунды. В начале ХХ века, после прокатившихся еврейских погромов, эмигрировали в Америку, тогда будущему композитору было уже 13 лет. Семья, как и большинство эмигрантов из Восточной Европы, поселилась в Нью-Йорке.   

Город той поры был сосредоточием эмигрантской еврейской жизни. В начале века в Америку прибыло около 2-х миллионов евреев и большинство из них, не зная английского языка, говорило на идиш. Идишская культура стала неотъемлемой частью Нью-Йорка. Огромными тиражами выпускались газеты и журналы, на нем пели популярные исполнители, печатали книги, работала радиостанция и, конечно, множество театров, в которых ставились мюзиклы на идиш. Посещение театра было настолько важной частью жизни евреев Нью-Йорка, что даже появилось выражение Broyt Mit Teater – это можно перевести как «хлеб, намазанный театром» или «бутерброд с театром».

Поэтому совсем не удивительно, что музыкально одаренный юноша уже в 17 лет работал в одном из театров Нью-Йорка, где руководил оркестром и писал аранжировки. Понимая, что ему не хватает знаний, Шолом поступил в Институт музыкального искусства и брал частные уроки у известного композитора Эрнеста Блоха, который не требовал платы с талантливого ученика и даже сам платил ему стипендию. 

К началу 30-х годов Шолом Секунда стал известным еврейским музыкантом, он писал синагогальную музыку и музыку для театра и кино, правда его известность ограничивалась еврейским Ист Сайдом.

«Бай мир бисту шейн» (Ты для меня прекрасна) впервые прозвучала в мюзикле Men Ken Lebn Nor Men Lost Nisht, что примерно переводится  «Можно было бы жить, да не дают». Спектакль продержался на сцене всего лишь один сезон, но песня под названием Bay Mir Bistu Sheyn стала настоящим хитом местного значения и с большим успехом исполнялась в ночных клубах. Секунда пробовал заинтересовать мелодией Голливуд, но из этого ничего не вышло, там сочли ее «слишком еврейской».

В 1937 году Сэмми Кан, работавший на крупную издательскую фирму, услышал Bay Mir Bistu Sheyn на идиш в исполнении дуэта черных певцов в Apollo Theatre в Гарлеме. Мелодия ему понравилась, Кан выкупил авторские права у Шолома Секунды за 30 долларов, сделал свинговую обработку, написал английский текст и записал пластинку с начинающим трио сестер Эндрюс. Автором песни на пластинке значится Сэмми Кан, от первоначального текста остается лишь название и первая строчка припева. Так начинается триумфальное шествие мелодии по странам и континентам. Сэмми Кан зарабатывает миллионы, а Шолом  разделил 30 долларов, вырученных от продажи авторских прав, пополам с автором слов Якобом Якобсоном.

Газета Brooklyn Daily Eagle от 24 декабря 1937 года: «Каждое утро 76-летняя миссис Анна Секунда покидает свое маленькое жилище по адресу 268 1/2 Penn St. и направляется в синагогу на углу, где проводит весь день в постах и молитвах, пытаясь вымолить прощение за ошибку ее сына Шолома, который продал песенный хит дня за $30.

Его мать уверена, что где-то в своей долгой жизни, которая началась в России, она согрешила перед Б-гом, и теперь ее сын наказан за это. Шолом, который проживает в Манхэттене, 86 Avenue A, этим утром пытался объяснить своей матери законы об авторских правах, так как она вновь собиралась пойти в синагогу, и он опасается, что ее хрупкое здоровье может не выдержать поста».

Вслед за американцами песня покорила и европейцев. Bay Mir Bistu Sheyn запели в фашистской Германии и пели до тех пор, пока не узнали о ее еврейском происхождении. К счастью у этой истории счастливый конец. В 1961 году права на песню вернулись к ее авторам, и они подписали настоящий контракт со звукозаписывающей компанией, на этот раз предусмотрев свою прибыль от потерянного шедевра.

Слава этой песни докатилась и до Советского Союза. Все помнят старушку, которая не спеша перешла дорожку.

Романтическая же история про Жаннетту в Кейптаунском порту была сочинена учеником 9-го класса 242-й ленинградской школы Павлом Гандельманом. На мотив популярнейшей утесовской «Красавицы» он решил сочинить «дворовую» песню. Писал ее на уроках, пел на переменах, и одобренные куплеты пускались в народ.
«В кейптаунском поpту
С какао на боpту
«Жанетта» попpавляла такелаж.
Но, пpежде чем идти
В далекие пути,
На беpег был отпущен экипаж.

Идут-сутулятся,
Вздымаясь в улицы,
Давно знакомы им и штоpм, и гpад…
И клеши новые,
Полуметpовые
Полощет весело ночной пассат».

Павел Моисеевич Гандельман окончил Военно-морскую медицинскую Академию, прошел всю войну написал множество стихов, но знаменитой стала только одна – «Жанетта». 

Мелодия, родившаяся в начале ХХ века, до сих пор гуляет по миру, и нет возможности даже назвать всех, кто ее исполнял, а мы благодарны Шолому Секунде и Якобу Якобсону за то наслаждение, которое по-прежнему мы испытываем, слушая эту мелодию.  

Автор: Юлия Королькова

 

Юлия Королькова
Об авторе
Меня зовут Юлия Королькова. Окончила Институт культуры. Мы его называли институт культуры и отдыха, потому что учится там было легко и интересно. Очень люблю валяться на диване и читать интересные книжки. Очень люблю валяться на диване и смотреть хорошее кино. Много путешествую, побывала во многих странах, например, на Крайнем Севере, на берегу Ледовитого океана и в пустыне Нубии. Пишу давно и с удовольствием. Я счастливый человек, который занимается любимым делом.

1 комментарий

  1. Валерий
    2016-11-22 в 21:06

    Спасибо за рассказ, Юлия! Мой папа когда-то очень давно пел мне эту песенку, когда я еще был маленьким ребенком. Он пел то куплет на идиш, то куплет по-русски из утесовской «Красавицы».

Оставить комментарий

Читайте также