Авторизация

×

Регистрация

×

Александр Борода прокомментировал поправку к закону

24 июня 2016 / Главная / Пресс релизы
search
boroda-feor-2

Президент ФЕОР Александр Борода прокомментировал поправки к закону «О свободе совести» депутатов Государственной Думы Ирины Яровой и Виктора Озерова.

В комментарии президента Федерации еврейских общин России говорится: «Первое, на что хотелось бы обратить внимание, что представителей религиозных организаций, к сожалению, не привлекли к обсуждению столь важных для нас поправок, а это, несомненно, стоило бы сделать, потому что эти поправки весьма существенно меняют ситуацию в работе религиозных структур, в том числе и традиционных для России, причем, очевидно, в худшую сторону. Сразу отмечу, что не вижу смысла вводить понятие миссионерской деятельности. С нашей точки зрения, вопрос распространения веры законодательством РФ урегулирован в достаточной мере. В 28-й статье Конституции России каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. А статья 3 ФЗ «О свободе совести  и религиозных объединениях» в РФ гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, в том числе создавая религиозные объединения. Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Согласно же статье 6 указанного закона, религиозные объединения образуются в целях совместного исповедания и распространения веры. То есть, с нашей точки зрения, налицо противоречие поправок основополагающим принципам на свободу вероисповедания. Законопроект не проработан в должной мере, и еще огромный его минус: законодатель не  указал точного критерия разграничений религиозной и миссионерской деятельности, поэтому закон можно «извращать», как захочется, и могут применяться, соответственно, формулировки выгодные в конкретной ситуации. Так, например публичный сбор пожертвований в жилом помещении общины. Это религиозная деятельность, или запрещенная миссионерская? Или мы проводим празднование Хануки на центральных площадях в разных городах – это публичное совершение богослужения или миссионерство? Рассылка книг и брошюр по всем общинам теперь миссионерская деятельность? И проведение религиозного собрания в таком понимании – это теперь тоже миссионерство.

Многие маленькие общины собираются на частных квартирах, где проводят шабаты и молитвы. Теперь это нельзя? В общем к законопроекту много вопросов. Мы считаем, что надо привлекать к обсуждению религиозные организации и серьезно его дорабатывать».

Напомним, что 20 июня 2016 года Комитет Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, рассмотрев поправки к законопроекту Озерова и Яровой, предложил принять закон во втором чтении.

Текст законопроекта ко второму чтению включает, в частности, предложение внести поправки в закон «О свободе совести» (ст. 8 законопроекта Озерова – Яровой), касающиеся миссионерской деятельности.

Авторы законопроекта предлагают внести отдельную главу «Миссионерская деятельность», понимая миссионерство как «распространение веры и религиозных убеждений вне культовых зданий и сооружений, иных мест и объектов, специально предназначенных (предоставленных) для богослужений, религиозного почитания (паломничества), учреждений и предприятий религиозных организаций, кладбищ и крематориев, зданий и строений религиозного назначения, помещений образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов, а также через средства массовой информации и информационно-телекоммуникационную сеть Интернет».

К «распространению веры и религиозных убеждений в рамках миссионерской деятельности» закон относит: (1) публичное совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, (2) распространение религиозной литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов, иных предметов культового и религиозного назначения, (3) публичный сбор пожертвований на религиозные нужды, (4) проведение молитвенных и религиозных собраний и/или выступление на них, (5) проповедническую деятельность.

Закон запрещает «осуществление миссионерской деятельности в жилых помещениях».

Миссионеры, согласно тексту законопроекта, должны действовать от имени зарегистрированной религиозной группы или организации и иметь при себе «решение общего собрания религиозной группы о предоставлении им соответствующих полномочий», а также сведения о регистрации группы или организации. Иностранные граждане и лица без гражданства могут проповедовать только от имени религиозной организации и только на территории субъекта или территориях субъектов Российской Федерации, указанной в документе о регистрации как сфера деятельности религиозной организации.

Также не допускается осуществление миссионерской деятельности, цели и действия которой направлены на «нарушение общественной безопасности и общественного порядка, осуществление экстремистской деятельности, принуждение к разрушению семьи, посягательство на личность, права и свободы граждан, нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий, склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии, воспрепятствование получению обязательного образования, принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения, воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения».

 

Читайте также

Оставить комментарий