Авторизация

×

Регистрация

×

Знакомьтесь — Аба Довид

28 октября 2015 / Главная / Молодёжь
search
aba-dovid-300-200.jpg


Продолжаем серию публикаций о личностях нашей общины. Наш очередной собеседник – активный член общины, лектор по иудаике, молодой раввин Аба Довид. Он известен в кругу еврейской молодёжи, как руководитель проектов «Бар-мицва», EnerJew и преподаватель на EuroStars.

— Аба, начну, пожалуй, с самого главного вопроса. Как ты открыл своё еврейство?  

— Я родился в Николаеве в обычной светской еврейской семье. Впервые я пришёл в синагогу вместе с мамой на Рош а шана в 1994 году, тогда мне было 5 лет. Я точно могу назвать год, потому мы принесли журнал «Лехаим», целиком посвящённый Любавическому Ребе и его уходу в другой мир, много лет пролежавший нас дома.  Больше я ничего и не помню, кроме яблок с мёдом.   Серьёзный контакт с еврейством у меня произошёл гораздо позже. Моя двоюродная бабушка, более приближенная к традициям – их семья и в синагогу  ходила по всем праздникам, и мацу покупала в Песах, и всех родственников называла по еврейским именам — узнала,  что в Николаеве открывается еврейская школа. С неё, в 1998 году, и началось моё знакомство с иудаизмом.   В школе были уроки по традициям, ивриту, по недельной главе. И хотя мальчики и девочки учились вместе, первые ходили в юбках, а вторые – в кипах. Меня сразу затянуло, заинтересовало, и я понял, что нахожусь там, где и должен. В 9 лет я узнал, что еврей должен быть обрезан и тоже решил сделать брит. Родители многих моих одноклассников желание сыновей не поддерживали. Моя мама тоже пыталась меня переубедить: говорила,  что мне предстоит сложная, болезненная операция, но я настоял на своём, сделал брит-милу и взял себе еврейское имя..  

-У тебя очень редкое имя. Что оно означает?  

— Имя я выбирал вместе с мамой. Сначала я хотел взять имя Давид, но их  в моём окружении и так хватало, поэтому я остановился на ашкеназском варианте – Довид. Семейная фамилия нашего еврейского рода – Аббо. На иврите это слово пишется точно так же, как и «Аба» — «отец». Существует предание, что «АББО» — аббревиатура одного из стихов в Тегилиме. После брит-милы моё движение в сторону еврейства стало ещё активнее. Я начал соблюдать кашрут,  перестал снимать кипу, постоянно носил цицит. Каждый Шабат я гостил у главного раввина Николаева и Николаевской области, посланника Любавического Ребе Шалома Готтлиба, который живёт и работает там до сих пор.  Он  постоянно мотивировал меня учиться, задавал вопросы по недельной главе и рассказывал то, что я не мог услышать в школе.   В 13 лет я отметил бар-мицву в синагоге по всем правилам:  надевал тфилин, выходил к Торе.  Мне подарили первую шляпу.   Через полгода по моей инициативе мы всей семьёй репатриировались в Израиль. Тогда во мне уже появилось непреодолимое желание учиться в ешиве. И хотя соблюдать заповеди в Израиле проще, а еврейство там – что-то само собой разумеющееся, мама хотела, чтобы я пошёл в обычную школу. Но так как мы переехали в середине учебного года, а иврит у меня хромал, я сумел в очередной раз уговорить маму  и стал учеником ешивы Томхей Тмимим «Оалей Менахем» в Мигдаль Аэмеке.   

— Как же ты попал в МЕОЦ?  

— В Мигдаль Аэмеке я провёл около 10 лет, пока не прошёл всю программу ешивы. Мне стало скучно сидеть на одном месте и, будучи 17-летним, приехал в московскую ешиву Томхей Тмимим. Ребята учились там на раввинов, я же был для этого слишком молод. Так как я имел неплохие знания, я мог помогать новеньким . Ешива  тогда располагалась не в московской области, а прям рядом с МЕОЦем в Марьиной роще. Тогда я впервые и попал сюда. Меня сразу поразили масштабы синагоги: просторный, светлый зал, много молящихся евреев. Я сразу почувствовал, что моя жизнь будет неразрывно связана с Московским Еврейским Общинным Центром.   Вернувшись в Израиль, я выучился на Шохета,  правда, вскоре меня снова потянуло в Москву. Я вернулся и начал преподавать в школе «Месивта» в самых младших классах. Я стал для ребят и мадрихом (вожатым), и мамой, и папой, и нянечкой, и другом.  

— Выходит, твоя первая работа с молодёжью началась с «Месивты»?  

— Всё началось гораздо раньше. С 16 лет я работал вожатым в еврейских лагерях на постсоветском пространстве: Луганске, Харькове, Ростове.  

— Когда же ты успел пройти службу в армии?  

— Во время работы в «Месивте» я понял, что хочу отдать воинский долг. Я всегда знал, что это важно и нужно, но передо мной встал выбор – идти до женитьбы или после. Рациональней было бы пойти после: молодому религиозному неженатому человеку в армию идти не рекомендуется. В ближайшее время я создавать семью не собирался, и отправился в боевые войска несмотря на то, что я единственный ребёнок в семье. Снова мне пришлось уговаривать маму! В то время мой друг, раввин Йосеф Херсонский, открывал новую общину «Среди своих» и я, чтобы не сидеть на месте, начал ему помогать, к тому же до призыва у меня оставалось несколько свободных месяцев. Мы занимались совершенно всем: организацией уроков, поиском миньяна и покраской столов.   Я прослужил в боевых частях в религиозном подразделении 3 года. После армии я при первой же возможности сел на самолёт и вернулся Москву. К тому времени я сильно истосковался по учёбе и урокам.  

— Сейчас ты активно развиваешь проект EnerJew. В чём его идея?  

— Главная идея проекта в том, что молодые инициативные люди берут на себя организацию и проведение мероприятий для ребят школьного возраста, конференций, Шабатонов (выездных Шабатов), семинаров… Ребята не просто приходят, слушают и уходят, а оказываются интегрированными в общинную жизнь. Я, в свою очередь, как раввин проекта, помогаю и слежу за тем, чтобы всё слаженно функционировало, помогаю им не заблудиться на еврейском пути.   Мы открылись в марте 2015 года, 5775 по еврейскому календарю. EnerJew – межрегиональный проект.  Он существует в России, Беларуси, Украине, Грузии и Азербайджане во многих городах на постсоветском пространстве. Я возглавляю EnerJew в Москве. До этого никто не занимался целым пластом возраста от 13 до 17 лет. Мы даём участникам возможность понять на собственном опыте, что не только взрослые могут быть  активной составляющей еврейской общины.  Пока что в Московский EnerJew вовлечено около 100 человек.  

— Как появился проект «Бар-мицва»?  

— Всё началось с женитьбы. Первый год после свадьбы я по указанию Любавического Ребе учился в Колеле. Но одной учёбы мне не хватало. До этого в МЕОЦЕ отсутствовал определённый орган, в который люди могли обратиться за помощью в подготовке мальчиков к совершеннолетию, бар-мицве. Они просто приходили в синагогу и их направляли к свободному раввину. Так мне пришла в голову идея создать проект «Бар-мицва» и наладить учебный процесс, и одновременно поступило предложение воплотить её в жизнь.  За год учёбы в Колеле через меня прошло около 20 детей. А за прошлый год – порядка 30.   Интересный момент. Обычно, за помощью к подготовке к бар-мицве горские евреи идут к горскому раввину, бухарские – к бухарскому, грузинские – к грузинскому, ашкеназские – к ашкеназскому. Ко мне  попадает очень маленький процент людей, не имеющих отношения к определённой общине, но которым по каким-либо причинам важно, чтобы их ребёнок прошёл бар-мицву в соответствии со всеми традициями.  В процессе разработки определённой программы, я понял, что работать по учебнику невозможно и бессмысленно. Каждый ребёнок  особенный и индивидуальный. Благодаря разным инструментам неформального образования у меня получается давать детям нужный материал. Тора – лучший учебник.

— Я знаю (по собственному опыту), что ты преподавал на «ЕвроСтарсе» Пиркей авот на факультете «Еврейских мудрецов». Почему ты выбрал именно «Поучения отцов»?  

— Мудрецы говорили, что человек, который не понял «Пиркей авот», учить Талмуд не может – он и остальные разделы не поймёт. Это некий императив, зачаток, который ребёнка превращает во взрослого человека. «Пиркей авот» заключает в себе глубокую мудрость, помогающую формировать внутреннее самосознание. Подробнее об этом можно узнать у меня на факультете.  

— Аба, что ты можешь посоветовать тем, кто только открывает для себя еврейство?  

— МЕОЦ – нереальный ресурс в кармане каждого еврея, которым очень часто пренебрегают, думая, что он «лежит и никуда не денется»,  как купленная, но ещё не прочитанная книга. Люди часто приходят в МЕОЦ и не понимают, насколько он многофункционален. Кто-то может прийти на молитву, открыть сидур и уйти, ничего не спросив, только потому, что стесняется. Вопросы и запросы есть у всех, а во многих синагогах СНГ вариантов, к кому можно обратиться, немного. В МЕОЦе же есть адреса на любой вкус и цвет. Не стесняйтесь, общайтесь, беседуйте, задавайте вопросы. И всё будет слава Б-гу!  

Штерна Сара Белькина

Штерна Сара Сегал (Белькин)
Об авторе
Меня зовут Штерна Сара, как и жену Пятого Любавичского Ребе. Такой же мудрой, доброй и женственной мне бы хотелось быть. Окончила факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова (телевизионная журналистика), училась в магистратуре на филолога в РГГУ. Успела получить опыт в различных интернет- и печатных изданиях и на телевидении, но последие годы до замужества и переезда в Израиль работала на благо Московской общины, осознавая, что именно эта работа приносит настоящую пользу миру. Переехав, я продолжаю писать, веду блог о цниюте и с авторскими мысли о Торе и еврейском образе жизни, сотрудничаю с проектами Vaikra и monoteism.ru. Люблю учёбу, особенно хасидус, дающие жизненные силы, фитнес и сноуборд, дарящие энергию и, конечно же, письмо, позволяющее мне самовыражаться и творить.
Читайте также

Оставить комментарий