Авторизация

×

Регистрация

×

Ваша связь с еврейским миром

Раввин Борух Клейнберг: «В институте я «исчезал» по Субботам»

08 января 2018 / Главная / Jewrnal / Раввин без галстука
date=string(10) "2018-07-22"
object(WP_Post)#4699 (24) {
  ["ID"]=>
  int(63751)
  ["post_author"]=>
  string(3) "410"
  ["post_date"]=>
  string(19) "2018-01-08 12:01:27"
  ["post_date_gmt"]=>
  string(19) "2018-01-08 09:01:27"
  ["post_content"]=>
  string(10296) "

Раввин Борух Клейнберг рос в те времена, когда о своей национальности лишний раз не говорили. Но его семье удалось сохранить еврейские ценности. Сейчас он, отец пятерых детей, сотрудник Департамента кашрута при Главном раввинате России и руководитель общины «Сокол-Аэропорт», делает всё для того, чтобы наше поколение продолжало открыто соблюдать еврейские традиции. 


- Реб Борух, расскажите о своём детстве. Вы родились в религиозной семье? 

- Мне повезло - я родился и вырос в семье, где еврейские традиции составляли основу жизни. Поэтому с ранних лет я знал о том, что такое синагога, отмечал еврейские праздники, у меня была Бар-мицва. Несмотря на это, еврейство в нашей семье носило «полуподпольный» характер, что для советского времени неудивительно. В синагогу меня не брали, дабы не вызывать нездоровый интерес и не создавать проблем. Родители всегда говорили, что дома – одно, а в школе – другое. Хотя в Малаховскую синагогу мне всё-таки посчастливилось заходить по Субботам, когда мы оставались там на даче неподалёку. 

15311539_645667112280255_1548644889_o- Как вы получали еврейское образование? 

- Перед Бар-мицвой папа приглашал домой молодого человека, который учил со мной Тору. После окончания школы папа начал брать меня на хасидские фарбренгены , стараясь больше вовлекать в традиционную жизнь, к тому же я начал изучать иврит. Но о том, что я соблюдающий еврей, я скрывал. В институте, а учился я в МАДИ, один из немногих московских институтов, куда был открыт путь евреям, приходилось решать непростые проблемы с Субботой, а на время праздников я «исчезал» или резко «заболевал». 

В 1987 открылась ешива «Томхей Тмимим Любавич», в то время ещё находившаяся не в Софрино, а в Марьиной роще, где я проучился два года. В 1990 г. я поехал к Ребе в Нью-Йорк на осенние праздники, там я остался учиться, - сначала в ешиве в Morristown, а затем в центральной ешиве «770». Там же сдал экзамены на диплом раввина. 

- Когда вы вернулись в Москву? 

- В Россию я приехал уже с женой в 1995. Сначала преподавал в Ешиве, поработал на сайте jewish.ru– интернет тогда только набирал обороты. 

С момента создания Департамента кашрута начал работать там, параллельно преподавал в «Колеле», занимался Мицва-танком. Работы хватало! 


- Как зародилась идея создать общину «Сокол-Аэропорт»?
 

- Инициатива, как и во многих случаях, исходила от главного раввина России р.Берла Лазара. В 2005 году было решено, что все шлухим, раввины-посланники Ребе, должны заняться общинной деятельностью. Пора было расширять горизонты и строить еврейскую Москву. На собрании каждый должен был выбрать себе район для нового московского «Бейт-ХаБаДа». 

- Почему вы выбрали именно Сокол? 

- Я хорошо знал этот район благодаря учёбе в МАДИ. Постепенно, шаг за шагом, мы начали собирать людей. 

15311475_645669135613386_919452844_o- Как вы их искали? В 2006 интернет ещё не был таким популярным. 

- Искал по базам, которые распространялись на дисках, искал людей по именам, фамилиям. Кого-то приводил из МЕОЦа. С новыми технологиями всё гораздо проще, но когда есть желание, Всевышний помогает. 

- В чём особенность вашей общины? 

- Наша община в первую очередь – местная. Она создавалась для евреев, которые живут от неё в шаговой доступности не более получаса ходьбы. Ведь почти вся еврейская жизнь происходит по Субботам и праздникам, а ездить, по известным причинам, в эти дни запрещено. Вот, например, чтобы из района Сокол пешком добраться до МЕОЦА, необходимо потратить около полутора часов в одну сторону. По еврейским меркам – вполне нормально. Но приближающимся людям тратить столько времени на дорогу, тем более - пешком, сложно. 

Поэтому, в идеале, синагога нужна почти в каждом районе. 

- Жена помогает вам в работе? 

- Конечно, у нас, как говорится, «семейный бизнес». Моя супруга Голда проводит уроки, устраивает встречи для женщин. Как же без этого! 

15369705_645670445613255_211971445_o- Чем вы занимаетесь в Департаменте Кашрута? 

- Я отвечаю за состав продуктов, а именно - проверяю ингредиенты и технологию изготовления продуктов, которые проходят процесс кошерной сертификации. Состав продуктов и технология производства – очень тонкая вещь. Иначе говоря, основываясь на отчете раввинов, которые выезжают на производство, и данными, предоставленными технологами предприятия, готовлю окончательное заключение на русском языке о возможности кошерной сертификации их продукции. 

- Какие у вас планы? 

Недавно мы переехали в новое помещение, которое расположено в жилом комплексе «Аэробус», после почти годовых поисков. Кроме встреч суббот и праздников, на данный момент у нас действуют еженедельные занятия отдельно для мужчин и женщин, работает программа для молодежи «EuroStars», проходят уроки иврита, мы осуществляем доставку кошерной еды на Шаббат.

В ближайших планах - открытие детского клуба, проведение различных культурных встреч, ну и конечно - достучаться до евреев, живущих поблизости. А таких, если поискать, немало. У нас камерная обстановка, люди знают друг друга, всё очень по-домашнему. Мы стараемся быть искренними и открытыми для всех!

Более подробней о планах и программах общины можно найти на сайте общины ТАКИ-ДА.РФ.


Штерна Сара Белькина

" ["post_title"]=> string(109) "Раввин Борух Клейнберг: "В институте я "исчезал" по Субботам"" ["post_excerpt"]=> string(679) "Раввин Борух Клейнберг рос в те времена, когда о своей национальности лишний раз не говорили. Но его семье удалось сохранить еврейские ценности. Сейчас он, отец пятерых детей, сотрудник Департамента кашрута при Главном раввинате России и руководитель общины «Сокол-Аэропорт», делает всё для того, чтобы наше поколение продолжало открыто соблюдать еврейские традиции. " ["post_status"]=> string(7) "publish" ["comment_status"]=> string(4) "open" ["ping_status"]=> string(6) "closed" ["post_password"]=> string(0) "" ["post_name"]=> string(58) "ravvin-boruh-kleynberg-v-institute-ya-ischezal-po-subbotam" ["to_ping"]=> string(0) "" ["pinged"]=> string(0) "" ["post_modified"]=> string(19) "2018-01-08 20:51:53" ["post_modified_gmt"]=> string(19) "2018-01-08 17:51:53" ["post_content_filtered"]=> string(0) "" ["post_parent"]=> int(0) ["guid"]=> string(43) "http://mjcc.ru/?post_type=news&p=63751" ["menu_order"]=> int(0) ["post_type"]=> string(4) "news" ["post_mime_type"]=> string(0) "" ["comment_count"]=> string(1) "1" ["filter"]=> string(3) "raw" }
search
boruch-kleynberg-640

Раввин Борух Клейнберг рос в те времена, когда о своей национальности лишний раз не говорили. Но его семье удалось сохранить еврейские ценности. Сейчас он, отец пятерых детей, сотрудник Департамента кашрута при Главном раввинате России и руководитель общины «Сокол-Аэропорт», делает всё для того, чтобы наше поколение продолжало открыто соблюдать еврейские традиции. 

— Реб Борух, расскажите о своём детстве. Вы родились в религиозной семье? 

— Мне повезло — я родился и вырос в семье, где еврейские традиции составляли основу жизни. Поэтому с ранних лет я знал о том, что такое синагога, отмечал еврейские праздники, у меня была Бар-мицва. Несмотря на это, еврейство в нашей семье носило «полуподпольный» характер, что для советского времени неудивительно. В синагогу меня не брали, дабы не вызывать нездоровый интерес и не создавать проблем. Родители всегда говорили, что дома – одно, а в школе – другое. Хотя в Малаховскую синагогу мне всё-таки посчастливилось заходить по Субботам, когда мы оставались там на даче неподалёку. 

15311539_645667112280255_1548644889_o— Как вы получали еврейское образование? 

— Перед Бар-мицвой папа приглашал домой молодого человека, который учил со мной Тору. После окончания школы папа начал брать меня на хасидские фарбренгены , стараясь больше вовлекать в традиционную жизнь, к тому же я начал изучать иврит. Но о том, что я соблюдающий еврей, я скрывал. В институте, а учился я в МАДИ, один из немногих московских институтов, куда был открыт путь евреям, приходилось решать непростые проблемы с Субботой, а на время праздников я «исчезал» или резко «заболевал». 

В 1987 открылась ешива «Томхей Тмимим Любавич», в то время ещё находившаяся не в Софрино, а в Марьиной роще, где я проучился два года. В 1990 г. я поехал к Ребе в Нью-Йорк на осенние праздники, там я остался учиться, — сначала в ешиве в Morristown, а затем в центральной ешиве «770». Там же сдал экзамены на диплом раввина. 

— Когда вы вернулись в Москву? 

— В Россию я приехал уже с женой в 1995. Сначала преподавал в Ешиве, поработал на сайте jewish.ru– интернет тогда только набирал обороты. 

С момента создания Департамента кашрута начал работать там, параллельно преподавал в «Колеле», занимался Мицва-танком. Работы хватало! 


— Как зародилась идея создать общину «Сокол-Аэропорт»?
 

— Инициатива, как и во многих случаях, исходила от главного раввина России р.Берла Лазара. В 2005 году было решено, что все шлухим, раввины-посланники Ребе, должны заняться общинной деятельностью. Пора было расширять горизонты и строить еврейскую Москву. На собрании каждый должен был выбрать себе район для нового московского «Бейт-ХаБаДа». 

— Почему вы выбрали именно Сокол? 

— Я хорошо знал этот район благодаря учёбе в МАДИ. Постепенно, шаг за шагом, мы начали собирать людей. 

15311475_645669135613386_919452844_o— Как вы их искали? В 2006 интернет ещё не был таким популярным. 

— Искал по базам, которые распространялись на дисках, искал людей по именам, фамилиям. Кого-то приводил из МЕОЦа. С новыми технологиями всё гораздо проще, но когда есть желание, Всевышний помогает. 

— В чём особенность вашей общины? 

— Наша община в первую очередь – местная. Она создавалась для евреев, которые живут от неё в шаговой доступности не более получаса ходьбы. Ведь почти вся еврейская жизнь происходит по Субботам и праздникам, а ездить, по известным причинам, в эти дни запрещено. Вот, например, чтобы из района Сокол пешком добраться до МЕОЦА, необходимо потратить около полутора часов в одну сторону. По еврейским меркам – вполне нормально. Но приближающимся людям тратить столько времени на дорогу, тем более — пешком, сложно. 

Поэтому, в идеале, синагога нужна почти в каждом районе. 

— Жена помогает вам в работе? 

— Конечно, у нас, как говорится, «семейный бизнес». Моя супруга Голда проводит уроки, устраивает встречи для женщин. Как же без этого! 

15369705_645670445613255_211971445_o— Чем вы занимаетесь в Департаменте Кашрута? 

— Я отвечаю за состав продуктов, а именно — проверяю ингредиенты и технологию изготовления продуктов, которые проходят процесс кошерной сертификации. Состав продуктов и технология производства – очень тонкая вещь. Иначе говоря, основываясь на отчете раввинов, которые выезжают на производство, и данными, предоставленными технологами предприятия, готовлю окончательное заключение на русском языке о возможности кошерной сертификации их продукции. 

— Какие у вас планы? 

Недавно мы переехали в новое помещение, которое расположено в жилом комплексе «Аэробус», после почти годовых поисков. Кроме встреч суббот и праздников, на данный момент у нас действуют еженедельные занятия отдельно для мужчин и женщин, работает программа для молодежи «EuroStars», проходят уроки иврита, мы осуществляем доставку кошерной еды на Шаббат.

В ближайших планах — открытие детского клуба, проведение различных культурных встреч, ну и конечно — достучаться до евреев, живущих поблизости. А таких, если поискать, немало. У нас камерная обстановка, люди знают друг друга, всё очень по-домашнему. Мы стараемся быть искренними и открытыми для всех!

Более подробней о планах и программах общины можно найти на сайте общины ТАКИ-ДА.РФ.


Штерна Сара Белькина

Штерна Сара Сегал (Белькин)
Об авторе
Меня зовут Штерна Сара, как и жену Пятого Любавичского Ребе. Такой же мудрой, доброй и женственной мне бы хотелось быть. Окончила факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова (телевизионная журналистика), училась в магистратуре на филолога в РГГУ. Успела получить опыт в различных интернет- и печатных изданиях и на телевидении, но последие годы до замужества и переезда в Израиль работала на благо Московской общины, осознавая, что именно эта работа приносит настоящую пользу миру. Переехав, я продолжаю писать, веду блог о цниюте и с авторскими мысли о Торе и еврейском образе жизни, сотрудничаю с проектами Vaikra и monoteism.ru. Люблю учёбу, особенно хасидус, дающие жизненные силы, фитнес и сноуборд, дарящие энергию и, конечно же, письмо, позволяющее мне самовыражаться и творить.

1 комментарий

  1. Лариса Раевская
    2016-12-05 в 20:23

    Я очень рада, прочитав эту статью. Ведь Борух — мой двоюродный племянник, сын моей двоюродной сестры. Его мать и мой отец- родные сестра и брат. Я несколько раз была в Москве в семье у его родителей. Мне очень там нравилось. Я там впервые слушала еврейские песни. И сейчас уже 15 лет в Курске руководила еврейским хором. Почему в прошлом? Любители еврейских песен были людьми пожилыми и постепенно уходили в мир иной. Молодёжь, несмотря на неоднократные приглашения, так и не пришла.

Оставить комментарий

Читайте также