Авторизация

×

Регистрация

×

МЕОЦ | ВАША СВЯЗЬ С ЕВРЕЙСКИМ МИРОМ

Истинная безграничность

29 июля 2020 / Главная / Еврейские праздники / Три недели траура / Из трудов Ребе
search
8099B973-BA14-4648-8C93-A2FEE772E769_4_5005_c

Краткое изложение беседы

Всевышний заповедал еврейскому народу: “И построят мне Святилище, и Я буду обитать среди них”. Место, где стоял Иерусалимский Храм, разрушение которого мы оплакиваем Девятого Ава, называется в Торе “Вратами Небес”, к нему по сей день мы обращаем наши лица в время молитвы.

Но ведь Всевышний не ограничен физическими рамками пространства, времени и материи, в равной степени присутствует в любой точке мирозданья, наполняя Собой “и Небеса, и Землю”. Неудивительно поэтому, что Моше был поражен повелением построить Храм – стоящее на земле определенных размеров строение, возведенное из физических материалов, – в котором Всевышний будет “обитать”.

В нашем мире (мир на иврите – “олам” от слова “ээлем” – сокрытие) присутствие Всевышнего скрыто, неявно. Он раскрывается, обнаруживает Себя только в мгновения, когда человек служит Ему. Итак, откровение требует служения. Но можно было, научив людей правилам служения, разрешить его повсеместно. И везде, где человек служит Всевышнему, происходило бы Его откровение.

Главная служба состоит в принесении жертв, как материальных (животные, птица, вино, вода, соль, злаки, плоды), так и духовных (молитва). Материальные жертвоприношения разрешены только в иерусалимском Храме, поэтому вот уже скоро два тысячелетия этот путь служения недоступен нам. Но даже духовное жертвоприношение – молитва, которая разрешена практически в любом месте – проходит через Храм (сегодня – через место, на котором стоял Храм), и поэтому по еврейскому закону молящийся должен стоять лицом к стране Израиля, в самом Израиле – лицом к Иерусалиму, а в Иерусалиме – лицом к Храмовой горе. Но почему молитва связана с определенным местом (направлением)?

Ответы на все поставленные вопросы мы находим в правиле, известном из Каббалы: “Чем выше (по своему уровню) объект, тем ниже он может спуститься”.

Всевышний действительно безграничен, но в истинном, наивысшем смысле этого слова и именно поэтому Ему нельзя дать определение (определение есть ограничение). Термин “бесконечный, “безграничный” тоже, как ни парадоксально, подразумевает некое ограничение: “безграничный” – значит, не может быть ограничен. К примеру, океан, поэтически именуемый “бескрайним”, не может, ужавшись, поместиться в обыкновенном стакане. Всевышний же не лимитирован как рамками каких-либо ограничений, так и рамками безграничности.

Именно это и выражал собой Храм, который как материальный объект имел размеры и координаты, а с другой стороны, мы знаем, что в нем было место (в Святая святых), где правила материального мира были нарушены. Сумма расстояний от двух противоположных стен до Ковчега было в точности равно расстоянию между этими стенами. Таким образом, Ковчег как бы не занимал места, хотя его размеры известны и были в точности выдержаны мастерами, его изготовившими.

Именно в в Храме, ограниченном определенным местом и построенном в безграничности Всевышнего, – пространственном и надпространственном одновременно – и проявлялось в наибольшей степени присутствие Б-га, который не подлежит никаким ограничениям до такой степени, что “и Небеса, и Землю”одновременно “наполняет и Небеса, и Землю” и “обитает” в физическом строении.

Всевышний повелевает: “И построят мне Святилище, и Я буду обитать среди них”. Не в нем (в Храме), а среди них (буквально “в них”), в людях. Превратить себя в Храм, жить по Торе – значит концентрироваться не только на возвышенно-духовном, но и в любом, сколь угодно будничном и материальном занятии искать близости Всевышнего.

Оставить комментарий

Читайте также
11