Авторизация

×

Регистрация

×

МЕОЦ | ВАША СВЯЗЬ С ЕВРЕЙСКИМ МИРОМ

«Дидан Ноцах» — Наша взяла!

13 декабря 2018 / Главная / Иудаизм / Хасидизм / История Хабада
search
5tevet

В преддверии 5 Тевета в Москве вышла брошюра с краткой историей этого праздника.

 

СКАЧАТЬ БРОШЮРУ

 

 

 

 

ПУСТЬ ЗНАЕТ ВЕСЬ СВЕТ
Краткая история праздника 5 Тевета

Библиотека «Агудас Хасидей Хабад»

Библиотека «Агудас Хасидей Хабад Любавич» – международной организации хабадских хасидов – была создана в США Ребе Раяцем, предыдущим Любавичским Ребе. В ее фонд вошли книги и рукописи Рабеим ХаБАДа всей поколений, к которым Ребе Раяц добавил множество других еврейских книг. Выезжая из Советского Союза, Ребе Раяц готов был рисковать своей свободой и жизнью, лишь бы не оставить книги позади. Позже Ребе Раяц спасся от рук нацистов и добрался до берегов Америки. Со временем часть книг также была спасена и перевезена к Ребе. Прибыв в Америку, Ребе принялся расширять фонд библиотеки, постоянно приобретая и принимая в дар старые и новые книги. Библиотека стала насчитывать десятки тысяч книг по всем областям Торы, среди которых имелись чрезвычайно редкие, не имеющие аналогов первые экземпляры различных книг, а также инкунабулы. Помимо этого, в фонд библиотеки были переданы личные вещи Рабеим и других цадиков.

Таинственная кража

В один зимний день 5745 года библиотекари заметили, что драгоценные книги исчезают с полок. Среди прочего, пропали редкие книги комментариев к каббалистическим трудам, книги комментаторов ТаНаХа и прочее. Спустя немного времени кража повторилась. В библиотеке была установлена камера, которая спустя несколько недель запечатлела Б.Г., входящего в помещение библиотеки поздним вечером и вскоре покидающего ее с полными сумками книг. Б.Г. был внуком Ребе Раяца, сыном его старшего зятя р.

Шмарьёѓу Гурарье. К сожалению, будучи уже взрослым человеком, он отошел от своих истоков и отдалился от Любавичского движения. Его попросили вернуть книги; он отказался, мотивируя это тем, что книги принадлежат ему в качестве наследства от дедушки, Ребе Раяца, и он собирается продать их за приличные деньги. В библиотеке тут же заменили замки и была установлена сигнализация. Тем временем стало известно, что упомянутый человек уже занялся продажей тех четырех сотен книг, которые он успел украсть из библиотеки. Торговцы редкими книгами в Европе, Израиле и Америке проявили к ним живой интерес, и часть книг была продана за баснословные суммы денег. Об истинном происхождении книг продавец не рассказывал. Узнав о краже, Ребе был потрясен. Ребе выразился, что оспаривается вечность Любавичского движения и объявлена война против его тестя – Ребе Раяца! Ребе срочно созвал членов «Агудас Хасидей Хабад».

 

Обвинение против Хабада

На фарбренгене 12 Тамуза 5745 года Ребе неожиданно решил рассказать широкому кругу хасидов о краже. Ребе объявил, что члены Агудас Хасидей Хабад собрались и приняли следующие решения: 1) Будет объявлено, что 770 принадлежит Агудас Хасидей Хабад. 2) Учащиеся Коллеля перейдут учиться в квартиру Ребе Раяца. 3) На здании, в котором жил Ребе Раяц (770), появится надпись «Дом Агудас Хасидей Хабад», с припиской «Оѓолей Йосеф-Ицхак» (Шатры Йосеф-Ицхака). Слова Ребе, произносимые с огромной болью, прозвучали как гром среди ясного неба. Было ясно, что Ребе видит в происходящем обвинение против всего хасидского движения и против себя, стоящего во главе движения. Хасиды приступили к духовным действиям с целью отменить это обвинение.

Тем временем Агудас Хасидей Хабад выступила с официальным призывом к покупателям книг по всему миру: как можно скорее вернуть украденные тома. Их усилия были подкреплены словами, которые Ребе произнес на фарбренгене: «каждый, кто держит эти книги у себя, пусть знает, что это “живые бомбы”, которые могут в любой момент взорваться». Ребе также предупредил не выкупать книги у укравшего, чтобы вернуть их на место – ибо таким образом покупатель становится соучастником кражи. Параллельно обратились к Б.Г., пытаясь убедить его вернуть книги мирным путем. Так как приглашение в раввинский суд он проигнорировал, раввины постановили, что Агудас Хасидей Хабад должны обратиться в американский суд с целью возвращения украденного имущества библиотеки на место.

 

Суд

«Суд книг» начался 19 Кислева 5746 года (осознавая символичность и духовное влияние этого дня, ответчик безуспешно пытался передвинуть дату начала слушаний), в присутствии судьи Чарльза Сифтона. Агудас Хасидей Хабад наняли лучших американских адвокатов; им была предоставлена возможность встретиться с Ребе и получить от него инструкции; Ребе объяснял им, какую стратегию выбрать и указывал, на каких документах акцентировать внимание (см. ниже). По словам судьи, в первую очередь он желает определить: являются ли книги личным имуществом Ребе, или же они являются достоянием всего общества хасидов? Слушания продолжались 23 дня – до того дня, когда отмечают уход из жизни супруги Ребе Цемах-Цедека, Рабанит ХаяМушки, именем которой названа и наша Рабанит, супруга Ребе. Затем начался этап подачи документов, завершившийся 10 Швата 5746 (также символичная дата в хасидском календаре – день, когда (в 5710 году) вознеслась душа Ребе Раяца, и спустя год, в тот же день, наш Ребе принял руководство). Это было захватывающее зрелище. Каждый день из КраунХайтса приезжал полный автобус хасидов и учащихся ешивы. Коридоры здания суда были переполнены читающими Теѓилим и молящимися хасидами. Среди хасидов выделялся препоясанный гартлом руководитель филиала ешивы Томхей Тмимим в 770 рав Мордехай Ментлик, а также другие раввины и хасиды старшего поколения. Зал, в котором проходили слушания, был также переполнен хасидами, сидящими раздельно: с одной стороны мужчины, с другой – женщины, словно в синагоге. Вообще, все присутствующие были евреями – адвокаты, волнующиеся хасиды, интересующиеся и сочувствующие, даже судебные журналисты. Все, за исключением одного нееврея: судьи Чарльза Сифтона. Все сидящие в зале вели себя очень сдержанно, несмотря на то, что этот судебный процесс был очень важен сердцу всех хасидов. Освещавшие процесс журналисты с восхищением отмечали необычное указание судьи – убрать охрану, которая обычно присутствует в зале суда во время подобных слушаний. Интересно, что в один из дней – накануне рош-Ходеша месяца Тевет – ответчики попросили, чтобы судья запретил хасидам заходить на слушания, так как они заполняют весь зал, не дают никому места и т.д. На что судья ответил, что они, наоборот, ведут себя образцово! Многие свидетельства, показания и архивные материалы – например, переписка Ребе Раяца – были на иврите или на идиш, а значит, была необходимость переводить их на английский, и перевод должен был выполняться точно. Официальным переводчиком, услугами которого пользовались обе стороны, был Еѓошуа Лейман из Бруклина. Во время слушаний постоянно возникали длительные дебаты между адвокатами обеих сторон по поводу точного значения определенных слов и нюансов иврита и идиша. На столе лежали все тома писем – Игрот Кодеш – Ребе Раяца, на основании которых каждая сторона пыталась доказать свою правоту. На протяжении судебных слушаний Ребе каждый день ездил на Оѓель – место захоронения Ребе Раяца, где он молился за удачный исход судебного процесса и за то, чтобы книги вернулись на место. Хасиды по всему миру также принимали в этом участие своими молитвами.

 

Победа

Четвертого числа месяца Тевет выступал свидетель со стороны ответчика. Он утверждал, будто Ребе Раяц, называя библиотеку имуществом Агудас Хасидей Хабад, написал – не дай Б-г – неправду. Тогда адвокаты попросили его (по указанию, которое заранее дал сам Ребе) закрыть глаза и представить перед собой лицо Ребе Раяца, а затем сказать, мог ли Ребе Раяц написать неправду. Что происходило в этот момент в здании суда – не поддается описанию. Свидетель ответил, что вся жизнь Ребе Раяца – это самопожертвование во имя исполнения законов Торы, и он не мог писать неправду! Таким образом его свидетельство обернулось добром. Хасиды были уверены в победе. На старый хасидский нигун были переложены слова «Дидан Ноцах!» – «Наша взяла!». Старый-новый нигун много распевался на фарбренгенах; Ребе, взмахивая руками, ободрял поющих. Тем временем хасиды прикладывали особые усилия к распространению Торы, еврейства и Хасидута, как духовное средство для скорейшей победы. Ответчики приложили много усилий к тому, чтобы Ребе пришлось давать показания в суде, однако этого не произошло. 13 Кислева 5747 суд постановил, что Ребе не должен идти давать показания в суде. Это известие подняло среди хасидов, и особенно среди учащихся ешивы, бурю радости.

Однако Рабанит Хая-Мушка дала показания – у себя дома. И, по словам адвоката Натана Левина, самым драматическим моментом ее свидетельства и вообще всего судебного процесса, была ошибка ответчиков. В конце длительной беседы адвокат ответчика спросил: – Как Вы считаете, кому принадлежат книги, которыми Ваш отец пользовался в своем личном кабинете, а также книги, находящиеся в подвале 770 – Вашему отцу или хасидам? Ребецн ответила, не раздумывая: – Они принадлежат хасидам, так как мой отец принадлежит хасидам. Ребе, выступая в Шаббат Трума 5748 года – вскоре после того, как Рабанит не стало, – рассказал, что эти слова Рабанит сыграли решающее значение в судебном процессе о книгах. На протяжении всего процесса судья сохранял нейтральное выражение лица. Невозможно было догадаться, что он думает. 5 Тевет 5747 судья опубликовал 40-страничный вердикт, в котором принял доводы Агудас Хасидей Хабад в том, что вся жизнь Ребе Раяца была посвящена обществу, и постановил, что библиотека является общественным наследием и принадлежит всемирной организации Агудас Хасидей Хабад. В вердикте судья особо отметил письмо Ребе Раяца д-ру Александру Марксу из нью-йоркской еврейской теологической семинарии как “особое, исключительное письмо, однозначно определяющее отношение библиотеки, ее хозяев и общины”. Интересно, что Ребе, инструктируя адвокатов Левина и Шостака перед судебным процессом, из всех документов рекомендовал сделать акцент именно на это пиьсмо! Ответчику было предписано немедленно вернуть все незаконно взятые книги и предметы, находящиеся в его владении.

 

Радость хасидов

Известие о победе немедленно разлетелось по всему миру. Везде, куда доходила новость, хасидов охватывала огромная радость. Толпами хасиды высыпали на улицы и танцевали целый день. Центром веселья стал 770, куда стекались тысячи, чтобы отметить великую победу. Хасиды со всего мира садились в самолет и приезжали, чтобы находиться рядом с Ребе в это радостное время. После торжественной (на праздничный мотив) молитвы Минха в большой синагоге, Ребе выступил с особой беседой, в конце которой намекнул на свою радость сегодняшнему известию. Великое веселье продолжалось и в следующие дни. Целую неделю Ребе ежедневно произносил особую беседу. Эти дни вошли в хасидскую летопись как «семь дней пира» в честь «Дидан Ноцах». После суда ответчик подавал несколько апелляций. 27 Хешвана 5748 года суд вынес окончательный вердикт, согласно которому все книги должны быть возвращены в библиотеку Агудас Хасидей Хабад. 2 Кислева 5748 украденные книги были возвращены.

 

Наследие Ребе в Кфар Хабаде

В начале месяца Тамуз 5745 года Ребе собрал членов Агудас Хасидей Хабад и сообщил им о своем желании: на Святой Земле, в Кфар Хабаде, должен быть построен «Дом Агудас Хасидей Хабад – Оѓолей Йосеф-Ицхок Любавич». Спустя несколько дней, на Ехидусе для группы жителей Кфар Хабада, Ребе сказал, что этот дом станет наследием Ребе Раяца на Святой Земле, и будет служить центром распространения источников Хасидуса по всей Святой Земле. Ребе указал арендовать для этой цели временный дом, пока новое здание не будет построено.

Когда в Кфар-Хабаде услышали указание Ребе, члены местного совета поспешили арендовать здание, которое временно стало «домом Агудас Хасидей Хабад». Вместе с тем было принято решение о том, что будет построена точная копия здания 770 в Нью-Йорке. Позже стало известно, что аналогичное пожелание высказал сам Ребе в беседе со своим секретарем. Во вторник 26 Тейвес 5746 года состоялось волнующее событие – был заложен краеугольный камень Дома Агудас Хасидей Хабад. В церемонии участвовали тысячи жителей Кфар Хабада. Хабадский архитектор р. Мордехай-Менаше Горелик (отец машпиа в московской ешиве Томхей Тмимим р. Зуше Горелика) немедленно вылетел в Нью-Йорк, где измерил и сфотографировал здание 770 изнутри и снаружи, во всех подробностях. Чертежи были начерчены, и строительство началось. К 11 Нисана стены здания уже стояли. Но тогда по ряду технических причин строительство приостановилось. На фарбренгене в Лаг Баомер 5746 Ребе неожиданно попросил ускорить строительство, чтобы здание было готово до ближайшего 12 Тамуза (через 42 дня!!!). Указание Ребе повергло в шок всех, кто был причастен к строительству. Требование казалось невыполнимым. Но хасиды верили, и решили, что слова Ребе будут выполнены. 70-80 рабочих круглосуточно строили в три смены; р. Мордехай Горелик дневал и ночевал на строительной площадке. Преданность хасидов повлияла на прорабов и других специалистов, и они работали от души, чтобы совершить невозможное. К 12 Тамуза чудо свершилось – здание было готово. Торжественная церемония открытия здания, состоявшаяся 15 Тамуза, была совмещена с традиционной Бар-Мицвой сыновей павших в израильских войнах героев. На торжество собралось более 25000 человек из всех слоев общества.

 

Теперь можно выступать…

Ко вторнику 28 Элула 5750 года все вещи Ребе Раяца были возвращены на свое место в 770. Члены Агудас Хасидей Хабад вошли к Ребе, чтобы сообщить ему, что инцидент исчерпан, и все взятые предметы возвращены. Можно было увидеть, как Ребе физически становится легче, будто с его плеч снят тяжелый груз. Ребе уточнил, действительно ли история полностью завершилась, и когда это подтвердили, Ребе посмотрел вдаль и после недолгого молчания сказал: «Теперь можно выступать со словами Торы». Ребе спросил присутствующих, помнят ли они, как были размещены книги в столе Ребе Раяца. Их положили в точности на те же места. В честь Рош-Ѓашана 5751 года Ребе дал указание открыть святой кабинет Ребе Раяца для всей общины хасидов.

 

Книги победили!

2 Кислева 5748, когда все книги были возвращены в библиотеку, весь Хабад очень радовался. Однако Ребе не был доволен формой, в которой эта радость проявилась; он требовал от хасидов роста в служении Всевышнему, особенно в изучении Торы. В тот день Ребе поехал на Оѓель, место захоронения Ребе Раяца. Перед поездкой Ребе попросил, чтобы ему привезли туда некоторые из возвращенных книг. На следующее утро Ребе выбрал одну из трех книг, которые ему принесли – книгу «Дерех Эмуна» великого мудреца Каббалы раби Меира ибн Габая, – и дал указание переиздать эту книгу, добавив в нее ссылки. Ребе торопил выпуск книги – он хотел, чтобы ее как можно скорее смогли изучать и распространять. Спустя всего два дня, 5 Кислева, книга была выпущена, переплетена и вышла в продажу, и в тот же день по ней уже могли учиться. В следующий Шаббат, на фарбренгене, Ребе упоминал эту книгу.

 

«На следующий год установили праздник»

В преддверии 5 Тевета 5748 года среди хасидов царило предпраздничное настроение. К фарбренгену, который должен был состояться на исходе Шаббата, в 770 был заранее вывешен большой плакат, гласивший: «Светлый день 5 Тевета». К радости хасидов, Ребе принял этот день в качестве праздника. Фарбренген в тот Шаббос начался словами: – В первую очередь следует сделать известной историю этого дня. Вот уже публично объявили о событии, которое произошло в этот день – 5 Тевета – в прошлом году, когда был «Дидан Ноцах» – победа книг. В своей беседе Ребе подчеркнул, что в нынешнем году исполняется 500 лет со дня рождения раби Йосефа Каро, составителя Шулхан Аруха. Ребе говорил о необходимости изучать Шулхан Арух с поправками Рамо, а также другие комментарии, в особенности Шулхан Арух Алтер Ребе и Мишна Брура. Ребе призвал издательства сделать особую скидку на книги Шулхан Аруха, чтобы подтолкнуть общество к покупке этих книг.

 

Доллар на покупку книг

5 Тевета 5749 года Ребе поехал на Оѓель Ребе Раяца. Вернувшись, Ребе помолился Маарив в миньяне у себя дома (так как это было в течение года со дня смерти Рабанит ХаяМушки), а затем выступил с короткой беседой, в которой говорил о необходимости покупать 5 Тевета новые книги. После беседы Ребе раздал каждому из присутствующих по доллару на Цдаку, и дополнительный доллар – на покупку новых книг, или на ремонт старых.

Читайте также