Авторизация

×

Регистрация

×

Знакомьтесь. Ронит Портная

26 апреля 2016 / Главная / Еврейская семья / Журнал
search
portnoy-av

17 апреля (9 нисана по еврейскому календарю) накануне дня рождения Любавичского Ребе в Еврейском религиозно-культурном центре «Жуковка» прошла первая свадьба — хупа Якова Исроэля и Ронит Портных. За несколько дней до события мне посчастливилось пообщаться с невестой и послушать волшебную историю их встречи.

-Как ты узнала о своём еврействе?

-Я родилась в Кривом Роге в Украине в ассимилированной семье: мама еврейка, папа украинец. Кстати, мой жених тоже из Украины, из Белой церкви. Не смотря на название – очень хасидский город. О еврействе дома не говорили, я училась в обычной гимназии.  Вдруг, когда я перешла в 3-й класс, прабабушка начала уговаривать маму перевести меня в еврейскую школу. Мама сопротивлялась. «Если ты сейчас не дашь своей дочке понять, что она — еврейка, потом это будет сделать намного сложнее». Мама согласилась, и меня перевели в школу «Ор Авнер». Религиозного компонента было немного, но расписание пестрило уроками по традиции, а учеников тщательно отбирали по алахе.

Окунаться в иудаизм я начала, когда в Кривой рог приехала семья раввина Леви Зеликсона. Раввин со своей женой сделали очень много для того, чтобы я пошла по пути соблюдения. Я приходила к ним в гости на Шабат, хотя в первое время уезжала домой сразу после вечерней трапезы в пятницу. Постепенно, я начала оставаться на Шабат с ночёвкой.

-Как ты приехала в Москву?

-В конце 11 класса встал вопрос о том, куда поступать. Я долго не думала — выбрала институт в Одессе, который закончила вся моя семья, и пошла учиться по специальности «менеджер по туризму». И только потом узнала о еврейском женском институте Махон ХаМеШ.

-Откуда?

-И здесь спасибо семье Зеликсон. Раввин просто предложил поехать и посмотреть, что такое женский еврейский институт. Сам договорился, сам купил билеты. По сути, я бесплатно съездила в Москву! В Махоне меня сразу что-то зацепило. Несмотря на то, что место специфическое, я почувствовала – это моё.

Учёбу в Одессе я не бросила, училась на заочном. Зимние каникулы в Москве часто совпадали с сессией в Одессе. Иногда сессия в Украине совпадали с учёбой в Махоне, но деканат в Махоне всегда шёл мне навстречу.

-Родители спокойно отпустили тебя в Махон?

-Да, что немного странно. После 9 класса я порывалась поехать учиться в Израиль, но папа не разрешил — далеко, страшно. В Москву же он отправлял меня со спокойной душой. В Махоне  я закончила факультет рекламы. Это, конечно, не иудаика, но всё утро заполняли пары по традиции.

-Тебя удивила еврейская жизнь в Москве?

-Конечно! МЕОЦ — огромный общинный центр, каких нет, наверное, больше нигде в мире.

-Как ты выбрала еврейское имя? У тебя оно очень необычное.

-Так и есть. С выбором еврейского имени связана интересная история. В то время я уже училась на втором курсе института. Приехав домой, я пришла на Шабат в гости к Зеликсонам. И он внезапно открыл для себя, что у меня до сих пор нет еврейского имени. Мы посмеялись — сколько лет прошло! «Всё, после Шабата будем выбирать, и в понедельник все случится!» Почему-то я не хотела брать новое имя. Мне вполне нравилось моё, к тому же все редкие и необычные давно разобрали. Однако, раввин Леви — хороший психолог. Он всегда угадывал, где я хочу схитрить, поэтому улизнуть домой мне не удалось. После Шабата он достал список имён и начал читать все подряд. Услышав «Ронит», я сразу его остановила…

Ронит — производное от «песня». Вернувшись в Махон, ещё до того, как все узнали о моём новом имени, мне предложили стать песенной мадрихой.

portnoy-ronit-Открытое пророчество! В каких еврейских программах ты участвовала?

-На последнем курсе я ездила от института в Америку. Поездка проходит каждый год во время зимних каникул, в конце января — начале февраля. Было очень холодно… Поездка на меня, конечно повлияла — про Ребе я знала ещё со школы. На ютубе до сих пор ходит видеоролик с 10 класса, где мы всей школой поздравляем его с днём рождения… Впрочем, от 770 я ожидала немного большего. Хотя, когда открыли кабинет Ребе, я очень сильно прониклась.

А вот к религии я окончательно приблизилась только после Махона. Я относилась к соблюдающим уважительно, скромно одевалась, но внутренняя мотивация, чтобы серьёзно следовать законам, отсутствовала. Под конец института жена Авраама Бекермана, президента института, Фруми, пригласила меня в группу взаимопомощи для приближающихся «Нейрот Наир». Выйдя из стен Махона, я почувствовала, что мне не хватает Шабата, кашрута, уроков Торы. И тогда уже начала идти дальше сама.

-Ты пол-года до хупы жила в Сиэттле. Как так получилось?

-Закончив институт, я немного потерялась. Поработала в  Омске вожатой, устроилась в Yachad к Менди Виланскому логистом. Работа мне очень нравилась, но не клеилось с жильём, никак не могла найти квартиру. Я очень сильно переживала. Однажды вечером, когда мне пришлось ночевать в детской кровати у друзей, я поняла, что больше не могу так, и твёрдо решила вернуться в Одессу.

Проснулась я от sms. Писала Хана-Эстер Рохлина. «Не хотела бы ты поехать в Сиэттл?» Мне предложили работать у её знакомых в русскоязычной общине. Конечно, я заинтересовалась!

-Как тебе Сиэттл?

-Город, конечно, чудесный. Первое время я чувствовала себя одинокой – я никого не знала, жила с новыми людьми – в доме у начальницы. Но русскоговорящих евреев там много, я очень общительная, поэтому быстро освоилась и даже организовала детский воскресный клуб.

-Настоящий шлихут!

-Так и есть. Я помогала проводить мероприятия, праздники. Больше всего времени уделяла Детскому клубу. Раз в неделю я училась со своей начальницей благодаря которой я теперь умею читать на идише!

Сиэттл очень красивый город, где живут прекрасные улыбчивые люди, среди которых много москвичей. Забавно, что Россию все до сих пор называют Союзом. А я стала для них лучиком, восторженно рассказывающим о насыщенной еврейской жизни в Москве.

-Наконец-то мы дошли до самого интересного вопроса. Как вы познакомились с Яшей?

-Это история о том, как я уехала за тридевять земель, надеясь, что с концами, чтобы в конце концов вернуться обратно.

С Яшей меня впервые попробовали сосватать ещё год назад, но я, вся такая «деловая», отнекивалась. Говорила, что у меня много работы, диплом. Меня всё равно сватали, разные люди постоянно упоминали его в разговоре, при чём меня это начало раздражать. «Отстаньте уже со своим Яшей Портным!»

Перед Сиэттлом я месяц жила в женской еврейской квартире, за что спасибо Илане Ставропольской. Помню, как я стояла на кухне, о чём-то говорила, активно жестикулируя. И тут одна девочка воскликнула: «Я наконец-то поняла, кого ты мне напоминаешь. ЯШУ ПОРТНОГО». Как же я разозлилась!

-На самом деле что-то есть!

-Я улетела из Москвы, окунулась в американскую жизнь. И вот мне шадханит Маля Махлин, а я знаю, что она творит чудеса, предлагает познакомиться с хорошим мальчиком. Я заинтересовалась. Когда я услышала, что это Яков Портной, я была в шоке. Ну, думаю, ладно, может, и правда стоит пообщаться.

Я оценила, что Яша не начал наш разговор с «Привет, как дела, что нового?», а сразу сказал, что у него серьёзные намерения. Что может человек сказать нового, если не знает, что у тебя старого? Хава Давыдовна Борода ещё два месяца назад до начала нашего знакомства настояла на том, чтобы он занялся поиском шидуха.

Из социальных сетей мы перешли на уровень выше — в «вотс ап». Потом в «скайп». Мы переписывались каждый день, и я светилась от счастья.

Как-то раз, начальница позвала меня, чтобы сообщить новость — пора нанимать адвоката и менять визу, поскольку я в Штатах уже 5 месяцев. Я вышла от неё и разрыдалась. Я мечтала остаться жить в Америке, но как же Яша? Я позвонила ему и рассказала о том, что происходит. «Такое решение ты должна принять сама», — ответил он.  По голосу я поняла — он расстроен.

Не зная, к кому обратиться, я написала письмо Ребе. Ребе дал мне благословение на любое мое решение. Я снова позвонила Яше, прочитала ответ. Тогда я собиралась лететь на кинус — съезд женщин-шалиахов в Нью-Йорке, и он об этом знал.

«Где тебе будет удобней встретиться — в Сиэттле или в Нью-Йорке?»

Вопрос меня шокировал, удивил и обрадовал. Когда Яша прислал фото билета, я не могла в это поверить.

-Как прошёл кинус?

-Я счастлива, что мне довелось принять в нём участие. Мне даже сделали бейджик «семинаристка, шлухи из Сиэттла». Я сходила на парочку мастер-классов, но ушла рано — я очень ждала встречу с Яшей.

Только мы увиделись, как я поняла, что всё — без вариантов. Это Он.

Решающей стала третья встреча. Днём участниц съезда водили в дом Ребе и Ребецн Хаи-Мушки. Нам открыли достаточно большую часть дома, что произвело на меня огромное впечатление.

Я прочитала Тегилим, и вечером мы встретилась с Яшей в кошерном ресторане, наелись мяса с луком. Да-да, с луком! У моей начальницы аллергия, поэтому пол-года я жила в Сиэттле без лука. После десерта Яша сделал мне предложение…

-И…?

И тут встал вопрос – с кем ехать на Оэль? Я позвонила с радостной новостью своей машпие, она мне сказала , что в Нью-Йорке как раз сейчас Фруми Бекерман. Мы позвонили ей,  забрали с  мероприятия кинуса и приехали на Оэль. Написали письмо, поучились, и как только Фруми сказала Мазаль Тов, откуда не возьмись появилась скатерть самобранка: мы накрыли на стол и сделали лехаим!

По Сиэтлу, как по городу я не особо скучаю, а вот по некоторым людям и моим деткам из клуба очень. Но мы ещё обязательно встретимся!

portnoy-hupa-У вас была очень красивая хупа, спасибо за прекрасный вечер! Что ты чувствовала в этот день?

-Мы — первые, чья свадьба прошла в Еврейском религиозно-культурном центре «Жуковка». День оказался безумно волнительным… Я проснулась с мыслью, что сегодня увижу своего Яшу, и она сопровождала меня весь день, подкрепляясь трепетным чувством осознания того, что я создаю еврейскую семью и стала первым человеком в своей семье, спустя несколько лет вернувшимся к традициям. 9 нисана, день Хупы, накануне Дня рождения Ребе, открыл новую страничку в моей жизни. В тот же день я познакомилась с Хавой Давыдовной Бородой. Когда жених пришёл за мной, она прошептала мне очень важные слова, с помощью которых я смогла успокоиться в те волнительные минуты и настроиться на правильную молитву под хупой. Ребецн дала мне  колоссальный духовный заряд, сопровождающий меня до сих пор.

-Что у тебя в планах?

-Конечно же, строить шлом байт с Яшей, воспитывать много детей и найти интересную работу.

-Что ты можешь сказать тем, кто не может найти себя?

-Главное – не бояться перемен. Есть возможность — не упускай. Видишь — иди. Уехать в другую страну, бросив всё — большой стресс. Но именно благодаря переменам люди обретают своё счастье, как я. И желаю его обрести всем девушкам. И тебе!

Амен!

Беседовала за чашкой чая в кафе «Кинг Давид» Штерна Сара Белькина

Штерна Сара Белькина
Об авторе
Меня зовут Штерна Сара, как и жену Пятого Любавичского Ребе. Хотела бы начать рассказ о себе с неоднозначной фразы о том, что пишу больше, чем говорю, но и то, и другое я делаю постоянно, поэтому неудивительно, что я стала журналистом. Окончила факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова (телевизионная журналистика), учусь в магистратуре на филолога в РГГУ. Успела получить опыт в различных интернет- и печатных изданиях и на телевидении, но решила работать среди своих на благо любимой общины. Люблю книги, не отпускающие часами; фильмы, заставляющие думать; фитнес и спорт, дающие мне силу и энергию; сноуборд, дарящий хорошее настроение и, конечно же, письмо, позволяющее мне самовыражаться и творить. Основала первый русскоязычный блог о цниюте.
Читайте также

Оставить комментарий