Авторизация

×

Регистрация

×

Воплотить мечту

10 мая 2016 / Главная / Журнал / Женский клуб
search
farkash-3

Алина Фаркаш переехала в Израиль около года назад. За это время ее колонка «Эмиграция как квест», рассказывающая о тонкостях репатриации, завоевала невероятную популярность у читателей проекта «Сноб». В прошлом — редактор самого крупного женского глянцевого журнала «Cosmopolitan Russia», а сегодня — стилист, блоггер, новый репатриант и просто счастливая мама Алина Фаркаш, рассказала нам о том, почему в Израиле она стала застенчивой, к чему следует готовиться новым репатриантам, и чем Раанана отличается от других израильских городов.

 

Почему вы решили уехать в Израиль?

Во-первых, я люблю тепло. Моим личным поводом для решения о переезде в Израиль стало то, что однажды зимой, когда  я собирала младшего ребенка гулять и одевала его в тысячу одежек, вдруг подумала о том, что мы выходим на улицу будто в космос, как во враждебную среду. Мне это надоело. Во-вторых, мы с дочкой провели какое-то время в российской больнице, и это был очень неудачный опыт. Я поняла, что больше никогда не позволю ни с собой, ни с моим ребенком так обращаться. Плюс очевидные социальные и политические причины для эмиграции. Мы очень быстро оформили документы и уехали, хотя до этого в Израиле ни я, ни муж не были ни разу.

 

Итак, вы на Земле Обетованной. Помните свои первые впечатления от страны?

Помню, что мы представляли себе, будто едем в некую «маленькую Европу». Поэтому когда увидели вокруг абсолютный восточный базар, были сильно удивлены. Поэтому для жизни мы специально искали самый европейский из израильских городов.

 

Вы живете в Раанане. Но «маленькая Европа» — это, наверное, все же  Тель-Авив?

farkash-2Если бы мне было двадцать лет, я была бы студенткой и ехала бы по соответствующей программе, ничего лучше Тель-Авива не было бы. Но я ехала в Израиль с мужем и двумя детьми, один из которых совсем маленький. И я, и  Вадик выросли в Москве, это стопроцентно наш город. Однако, наша Москва — это не Тверская или Чистые пруды, а тихие, спокойные, зеленые спальные районы, где дети до сих пор самостоятельно гуляют во дворах, где соседи друг с другом, улыбаясь, здороваются, где в окна поют соловьи, а не кричат подростки. По приезду в Израиль мы начали искать подобный район. В первый наш визит сюда — это было всего восемнадцать дней — мы объездили страну вдоль и поперек, от Хайфы до Беер-Шевы с заездом в Иерусалим и даже на территории. Видели много замечательных городов, однако все они по каким-то причинам нам не подходили. В Москву мы вернулись очень грустные, переезд в Израиль стал казаться смутной идеей. Но помог случай. На вечеринке я встретила чудесного израильского архитектора, человека, очень давно переехавшего в эту страну. Я рассказала ему все, чего жду от города. Он, выслушав, сказал: «Раанана». Я еще три раза за вечер подошла к нему и уточнила: «Раа… что?». Когда вскоре мы приехали в Раанану увидеть город воочию, он действительно показался нам совершенно прекрасным. Город мечты.

 

Почему? Чем отличается Раанана от других израильских городов?

Раанана,  с одной стороны, один из самых современных израильских городов, с другой — он достаточно старый, основан в 1922 году. Тут успела сформироваться инфраструктура. Раанана очень похожа на Лос-Анджелес: небольшие красивые европейские виллы, утопающие в зелени. Очень долго этот город назывался «маленькой Америкой», потому что был основан американцами и англичанами и построен по принципу американских городов. Раанана — очень чистый, очень красивый город. Ко всему прочему, это один из немногих городов в Израиле, имеющих положительный бюджет. То есть налогов поступает больше, чем город тратит на собственное содержание: хватает и на украшение города, и на благоустройство. В Раанане нет гетто: ни русских, ни арабских, ни эфиопских. Безусловно, здесь живут люди самых разных национальностей, но они не формируются кучками, у всех общеевропейское сознание. И, наконец, тут сильные школы, хорошие сады.

 

К чему вы не можете привыкнуть в Израиле даже спустя год? Чего вам не хватает здесь?

Никогда не думала, что скажу это о себе, но как ни странно, я скучаю по московским пейзажам. До переезда в Израиль я никогда не понимала, как это — «тосковать по родным березкам». Казалось бы: где я, и где природа. Однако, сейчас, когда я вижу панорамы российской столицы либо бескрайних лесов и полей средней полосы, внутри у меня екает. Это первое. Второе. В Москве я себя чувствовала очень уверенно. Я там родилась и прожила всю жизнь, все в этом городе знаю. Москва — абсолютно моя. А в Израиле я себя чувствую немножко гастарбайтером, который ни на что не имеет права. У меня появилась застенчивость, которой раньше не было. И, наконец, то, к чему я, пожалуй, начинаю привыкать, но все-таки с большим трудом — это проблемы с покупками. За этот год мой внутренний потребитель уже умер в муках. Израиль – это очень маленький рынок с кучей дополнительных ограничений, поэтому сюда довольно сложно пробиться известным нам европейским или американским маркам. Так что тут, во-первых, очень маленький выбор всего, а во-вторых, очень дорого.

 

Про «гастарбайтера» и застенчивость поподробней. При чтении ваших блогов создается впечатление, что человек вы гиперобщительный, жизнелюбивый и уж точно не застенчивый. Что изменилось с переездом в Израиль?

В Москве я легко считываю людей, они мне были понятны. Здесь, в Израиле, это проблема. Например, я пытаюсь познакомиться с соседкой, а она со мной все время разговаривает на пороге. Мы можем сорок минут говорить у дверей, но при этом ко мне в дом она не входит, и к себе не приглашает. Она мне очень нравится: дружелюбная, милая женщина, у нас дочки одного возраста и много тем для бесед. Я мучаюсь от того, что не понимаю: соседка — странная или это особенности менталитета? А может, я ей не нравлюсь? В данном случае я не могу понять ее мотивов.

Или вот другой случай. В Москве я как-то поехала на рабочую встречу в ГУМ. Была на шпильках и в платье. Мне пришлось запарковаться километрах в двух от ГУМа и идти это расстояние по брусчатке. Туда я дошла. А вот обратно  поняла, что до машины просто не доберусь, умру по дороге. Тогда я увидела подъезжающий «Бентли», подошла, внутри сидела пожилая пара и водитель. Я объяснила ситуацию и в итоге меня заботливо довезли до моей машины. Прощаясь с ними, я понимала, что вечером эта пара будет  рассказывать историю про девушку на шпильках и брусчатку своим друзьям или детям. В Израиле я в первый же день отправилась в магазин с огромной сумкой-тележкой, набрала кучу продуктов и… заблудилась. И батарейка в телефоне у меня села. Я бродила часа три, кругом обошла город, но так и не решилась остановить ни одну машину, хотя понимала, что Раанана — город небольшой, довезти меня до дома займет от силы три-пять минут. Но мне казалось, что меня неправильно поймут.

 

Языковой барьер? Или внутренний?

Нет-нет, на английском языке я бы прекрасно объяснилась. Это трудно объяснить. Понимаете, в Москве у меня было ощущение, что я понравилась этой пожилой паре, вызвала у них приятные эмоции, позабавила их, а в Израиле — непонятно, какие я вызову эмоции. Я не знаю, как возникает эта застенчивость, но она действительно очень мешает.

 

Расскажите, какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать новый репатриант? К чему должен быть готов человек при переезде в Израиль?

Во-первых, главное качество — это бойкость. В Израиле действует принцип «если нельзя, но очень хочется, то можно». По приезду мы много сталкивались с бюрократической волокитой. Неоднократно были ситуации, когда сначала нам говорили: «Нет, это невозможно!», а когда мы начинали объяснять, настаивать: «Ой, ну ладно, давайте сделаем». То есть желательно, чтобы у нового репатрианта была четкая уверенность: «я человек и право имею». Во-вторых, практически все репатрианты ощущают давление от людей, приехавших в Израиль в предыдущие годы, так называемой «старой алии». Часто приходится слышать, что все будет плохо, что ничего не получится, что репатрианты тут вообще ни на что не имеют права. Например, нам говорили, что мы не сможем сдать экзамен, чтобы подтвердить водительские права. Нас пугали, что это будет длиться вечно, и  нам придется заплатить кучу денег. В конце концов, мы заплатили 200 шекелей, провели час на занятиях с инструктором, а еще через час сдали экзамен. Или другой пример. Мы меняли   сыну фамилию. И нас также предупреждали, что понадобится адвокат, процедура займет несколько лет, но возможно, по дружбе, если мы заплатим какие-то огромные деньги… В итоге это обошлось нам в то, что мы перевели документы у нотариуса, заверили их и сдали. Все. Так называемые «пугатели» встречаются новым репатриантам на каждом шагу. Безусловно, есть и другие люди, которые будут говорить: «Получится. Положено. Конечно, нужны». Поэтому при переезде в Израиль надо готовиться быть смелым, наверное. Понимать, что если у тебя все получилось в России или любой другой стране, то в Израиле – тоже получится. Ну, и наоборот, наверное.

 

Автор: Лера Башей

 

 

 

 

 

 

Читайте также

Оставить комментарий