Авторизация

×

Регистрация

×

Шалом, Екатерина Пилипенко

04 мая 2016 / Главная / Журнал / Женский клуб
search
ekaterina-shalom-1

Будучи студенткой красноярского театрального ВУЗа, она первый раз приехала в Москву и сразу отправилась на спектакль в еврейский театр «Шалом». По окончании представления она поднялась на сцену и заявила худруку театра: «Я актриса, и хочу у вас работать».

Актриса театра «Шалом» Екатерина Пилипенко рассказала нам о том, почему она в восторге от еврейских детских лагерей, как попала в синагогу преподавать хореографию, и почему ее семья собиралась, но так и не уехала в Израиль.

 

У вас совершенно не еврейское имя и еще более не еврейская фамилия. Почему?

До поколения моей бабушки мои предки носили только еврейские имена и фамилии, но в советское время все поменялось. Бабушка, будучи еврейкой, носила русскую фамилию мужа — Махина. Также и моя мама по мужу — Пилипенко. Моя бабушка, выросшая в непростые времена, очень опасалась всего, что связано с еврейством: у нее без вести пропал муж, и она связывала это именно со своим происхождением. Позже, когда на смену советскому стало приходить другое время, бабушкин страх так до конца и не исчез. Помню, когда мне было лет шесть, мама спрашивала меня, как я отнесусь к переезду в Израиль. Она очень этого хотела. Была середина девяностых. Однако, когда для отъезда понадобилось подтвердить еврейство, и мама обратилась к бабушке за помощью, то встретила категоричный отказ. У бабушки на всю жизнь осталась установка — пережиток советского времени: всего, что связано с еврейством, надо всячески избегать. Так мы и не уехали в Израиль. И выросла я в Красноярске.

 

ekaterina-shalom-2Маме все-таки удавалось прививать вам еврейские традиции?

Да, с самого раннего детства. Моя мама — балетмейстер. И, несмотря на фамилию Пилипенко, все в нашем городе знали, что она — еврейка и отвечает в Красноярске за еврейскую хореографию и культуру. Когда я стала уже взрослой, маме предложили преподавать в синагоге хореографию и ритмику, но она рекомендовала на это место меня. Так и вышло, что мне даже повезло работать в синагоге с детками самых разных возрастов.

Сколько себя помню, в нашем доме всегда звучала еврейская музыка. Я часто ездила в еврейские детские лагеря, где изучала культуру и обычаи нашего народа. Вообще еврейские лагеря — очень «сильные», каждый день у детей расписан по минутам. Есть очень серьезные, правильные занятия, направленные на изучение истории еврейского народа. Я до сих пор помню, как нам рассказывали про Холокост, и это были не просто лекции: мы шли через какой-то темный коридор, слушали о том, какие пытки немцы применяли к евреям, и, по-детски это воспринимая, плакали. Для ребенка ведь очень важно то, как взрослые ему преподнесут подобную информацию. Кроме того, в еврейских лагерях невероятное отношение к детям. Я один раз решила увильнуть от занятия ивритом и сказала, что плохо себя чувствую. Видимо, я тогда не совсем отдавала себе отчет, что такое еврейский лагерь! Ко мне прибежали 35 нянечек с десятью одеялами, принесли в комнату телевизор и развлекали меня 3 дня, не разрешая вставать с постели. Я счастлива от того, что у меня была такая возможность — отдыхать в еврейских детских лагерях. Позже, в подростковом возрасте, я однажды попала в обычный русский лагерь и была в глубоком разочаровании: два-три часа в расписании просто свободны, дети заняты Б-г знает чем.

 

А своим будущим детям вы хотели бы прививать еврейские традиции, способствовать тому, чтобы они учили иврит, историю еврейского народа?

Обязательно. Меня всегда привлекало еврейское общество. Евреи — всегда самые успешные люди, самая креативная и умная молодежь. Помню, когда мы приехали  в Биробиджан на еврейский фестиваль, я чувствовала себя абсолютно в своей среде. Более того, я встретила там ребят из Омска, Новосибирска, Красноярска, с которыми мы были в детстве в еврейских лагерях, и поняла, насколько важны были мои поездки туда. Мой ребенок обязательно должен знать, кто его родители и прародители.

Евреи — это люди, которые видят чуть глубже, дальше и шире, люди одаренные, в любой профессии занимающие лидирующие позиции. Кроме того, я обожаю еврейский высокоинтеллектуальный юмор, которому, на мой взгляд,  невозможно научиться. Мне бы хотелось, чтобы мой ребенок был типичным представителем своей национальности.

 

Как вы попали в московский еврейский театр «Шалом»?

После школы я пошла учиться в Красноярскую академию музыки и театра на театральный факультет. На четвертом курсе я приехала по делам на пару дней в Москву. К тому времени я уже слышала о еврейском театре «Шалом» и решила сходить туда на спектакль «Фаршированная рыба с гарниром». В финале на сцену, как и всегда, вышел художественный руководитель театра Александр Семенович Левенбук, чтобы раздать автографы. Я вместе со всеми поднялась на сцену и вдруг увидела, как к нему подошла девочка лет 13-14 и произнесла: «Вы знаете, я так хорошо играю на скрипке…». Мне стало обидно: маленькая девочка не побоялась подойти к худруку театра, чтобы заявить о себе, а я стою, как вкопанная, и боюсь пошевелиться! И я твердой походкой и с огромной энергией направилась к Александру Семеновичу: «Здравствуйте, я актриса, и хочу работать в вашем театре!». На следующий же день, после проб, меня взяли в театр «Шалом». После этого я вернулась в Красноярск — до окончания академии оставалась пара месяцев. Однако, меня вызвали работать в театр уже в мае, поэтому я даже не попала на свой выпускной. Зато у меня был театр «Шалом».

 

Почему театр называется «еврейский театр для всех национальностей»?

ekaterina-shalom-3Прежде всего, это еврейский театр, где говорят на русском языке. На концертах, когда рассказывают анекдоты, по-доброму смеются над представителями всех национальностей. Иногда в своих постановках Александр Семенович затрагивает серьезные социальные и политические темы, которые волнуют всех россиян, вне зависимости от их национальной принадлежности. Но при этом материал для спектаклей  абсолютно еврейский. В театре «Шалом» подходят к этому очень дотошно и серьезно. Ставят Зингера, например, которого в других театрах ставить вряд ли будут.

 

Какая публика в театре «Шалом»?

В театре всего 170-200 мест, он небольшой. Основная часть публики — постоянная. Много людей старшего возраста. Они ходят на постановки очень часто и, в конце концов, становятся настоящими поклонниками актеров театра. И это прекрасно. Была семья, которая, кроме цветов в конце спектакля, на каждый праздник дарила мне милые, приятные мелочи — плюшевых мишек, зайчиков.

 

Что вам дал театр «Шалом»? За что вы ему благодарны?

Этот театр меня приютил в Москве, это мой первый творческий дом. Он дал мне серьезный профессиональный опыт, людей, знакомства. Я никогда не пожалею, что после института приехала в Москву, чтобы работать в театре «Шалом».

 

О чем вы мечтаете сегодня?

Мне больно и обидно, что хороший еврейский театр сегодня занимает небольшое помещение в Москве на Варшавском шоссе. Обидно, что он не входит даже в десятку лучших театров Москвы, не пользуется той популярностью, которой, безусловно, заслуживает. Если у меня когда-нибудь будет возможность развивать или даже открыть собственный еврейский театр, я это сделаю. Сегодня я много думаю об этом.

 

Автор: Лера Башей

Читайте также

3 комментария(-ев)

  1. елена гаранская
    2016-05-05 в 18:25

    Захотела вам написать, что вы большая молодец! И очень красивая!

  2. Инга Евтушенко
    2016-05-10 в 12:19

    Катерина, ты большая молодец, так держать) необходимо знать и почитать своих предков)

  3. Анастасия
    2016-05-11 в 11:30

    Как приятно читать! Катя, всего вам самого лучшего!

Оставить комментарий