Авторизация

×

Регистрация

×

Счастливый случай

29 мая 2016 / Главная / Амфитеатр / Журнал / Женский клуб
search
yulia-korolkova-1

В начале двухтысячных Юлия Королькова прочла на обрывке газеты, в которую была завернута еда для кота, о том, что в еврейскую общину требуется библиотекарь. Так, по воле случая, она попала в МЕОЦ. С тех пор Юлию знают как человека, организовывающего успешные выставки еврейского центра, ее вечера собирают полные залы на музыкальных и кино-вечерах. Мы поговорили с Юлией Корольковой о том, почему она в восторге от «Золотого века Голливуда», как родилась идея первой выставки, и почему пятнадцать лет назад она пришла на собеседование в МЕОЦ в леопардовом платье в пол.

 

Я знаю, что в МЕОЦ вы очень давно, буквально с истоков. Как вы попали сюда?

Это было начало двухтысячных. Я тогда работала в удивительном месте — одном из первых магазинов интеллектуальной литературы, была заведующей букинистического отдела, поскольку по образованию я — библиограф. С одной стороны, это было интересное дело, с другой — торговля — не моя стезя, просто есть люди, не созданные для торговли. Поэтому, несмотря на хороший доход, я понимала, что надо из магазина уходить. Как раз в тот период я однажды зашла к маме. Когда уходила, мама завернула мне в газету еду для моего кота. Газета эта была «Еврейское слово». И, придя домой, на месте, где было жирное пятно, я прочла: «МЕОЦ требуется библиотекарь». И решила сходить. Судьба, не иначе.

 

Центр только образовывался. Каким вы его увидели?

Гулкое эхо гуляло по коридорам. И библиотеки не было никакой. Ни одной книжки. К тому же меня не сразу взяли, произошла смешная история. Перед тем, как идти на собеседование, я долго готовилась. И как это обычно бывает, когда долго готовишься — в итоге опаздываешь и все делаешь в последний момент. В конце концов, платье я надела такое, в котором ни один нормальный человек меня бы точно на работу не взял: леопардовое  в пол. Пришла. Поговорила с заведующей библиотекой. Вернулась домой. Прошло две недели — мне, естественно, никто не звонит. Решила позвонить сама. И снова судьба: в тот день заведующую позвали к начальству и спросили: «Так, почему не открываем библиотеку? Надо срочно создавать». И тут звоню я! Так меня взяли, даже несмотря на платье.

 

Но деятельностью библиотекаря вы не ограничились. Как вы стали делать первые выставки в МЕОЦ?

Еще когда я работала в книжном магазине, мы устраивали небольшие выставки. Ведь для того, чтобы сделать хорошую выставку, много места не нужно. Надо иметь друзей, знакомых и желание это делать. Устроившись библиотекарем в МЕОЦ, я сразу стала поглядывать на стены: «Тут можно что-нибудь повесить, картин десять». Однажды в МЕОЦ зашел мой приятель художник с со своей картиной, он нес туда свою работу. Мы пошли обедать, а картину его оставили стоять у стенки. Ее, проходя мимо, заметил директор Моти Вайсберг: «О, какая красивая работа!». Я не растерялась,ответила: «А давайте делать выставки!». Так мы и начали. Выставок было очень много: мы работали как с молодыми, малоизвестными художниками, так и с классиками вроде Бориса Жутовского или Александра Туманова. Места в библиотеке было не много и мне подсказали задействовать экран. Появился совершенно новый концепт выставки. Мы начали работать в «Амфитеатре» и показывать работы художников на экране под музыку. Я столкнулась с тем, что подобные мероприятия надо четко структурировать, выстраивать, организовывать, приглашать людей, писать сценарии. Так я и стала организатором моего первого проекта «Театр одного художника». Но потом библиотеку закрыли, и делать выставки стало попросту негде.

 

Проект в «Амфитеатре» пользовался успехом?

Невероятным.

 

Как вы думаете, почему?

Что такое обычная выставка? Пришли люди, выпили по бокальчику, что-то посмотрели, поболтали и разошлись. Здесь же у зрителя появилась возможность увидеть те картины, которые, возможно, не укладывались в стандартные форматы выставок, более того, у художника появилась возможность рассказать со сцены об истории их создания. Зрители задавали вопросы — художники отвечали. Было обоюдное взаимодействие. Наверное, поэтому проект и пользовался таким успехом.

 

Но кроме этого, вы организовывали еще очень много проектов для МЕОЦ. Какой из них ваш любимый?

«Золотой век Голливуда». Я всегда очень любила кино, моя родственница работала в Госфильмофонде, и мне в свое время посчастливилось посмотреть прекрасные  киноленты, которые не шли в прокате. У меня есть любимый период в кинематографе: голливудское кино 30-50 годов — так называемый «Золотой век Голливуда». Люблю это кино по многим причинам: во первых благодаря жесткой цензуре того времени там нет жестоких сцен насилия и откровенных постельных сцен, эти фильмы гуманны и целомудренны. Во-вторых, мне очень нравится знаменитый голливудский «хэппи энд», а я считаю, что зрителю важно уйти из кинотеатра или с выставки с хорошей мыслью, радостью в душе, внутренней наполненностью. В-третьих, я просто обожаю звезд раннего Голливуда — какие прекрасные женские и мужские лица! И какие отношения между мужчиной и женщиной! В этих фильмах женщины не бегают с автоматом, не сквернословят, не льют кровь как водицу, а мужчины благородны, великодушны и сильны. Показаны по-настоящему красивые, глубокие чувства. К тому же если мы возьмем любой фильм этого периода, то там обязательно или актер — еврей, или режиссер, или оператор, или продюсер, или все они разом. Потому что Голливуд создали евреи. Я поразмыслила и поняла, что такой проект как «Золотой век Голливуда» в МЕОЦ будет интересен. Так он и родился. Мы не просто показывали голливудские фильмы, а еще и рассказывали о них, обсуждали со зрителем. На первый показ пришло всего тринадцать человек, зато потом были полные залы. Проект шел два-три года. За это время я показала все,  что так любила сама.

 

Над чем вы работаете сейчас? Что в планах?

Интереснейший проект с историей. Однажды дома я слушала по радио передачу «Восемьдесят песен вокруг света». Слушала и вдруг подумала, а почему бы не сделать что-то подобное? Брать какую-то  страну и рассказывать о ее музыкальной культуре. Так появился один из последних моих проектов «Музыкальный глобус», который мы делаем вместе с Ларисой Галицкой, тоже сотрудником МЕОЦ. Только по Соединенным Штатам Америки вышло пять программ. Затем мы сделали еще одну программу в этом цикле «Великие песни двадцатого века». Ко мне подходили зрители и просили продолжения. Так появились «Великие песни о любви». Там есть как еврейские, так и не еврейские песни. А заключительная из них — это великая песня Леонеарда Коэна «Танцуй со мной до конца любви», песня сильнейшая, с библейским подтекстом, поистине песня всех времен и народов. Она идет шесть минут. Я с уверенностью могу сказать, что это — самая лучшая песня о любви из всех, что я знаю. У нас будет достойный последний аккорд.

Наша публика большие ценители и любители джазовой музыки, поэтому я раз в месяц приглашаю выступать прекрасных джазовых музыкантов.

 

Какой зритель приходит на ваши мероприятия в МЕОЦ?

Помню, во время одного из вечеров, когда звучала песня легендарного Фрэнка Синатры, я вдруг увидела, как в зале плачут. Потом еще одно лицо в слезах. Ничего прекрасней я никогда ни испытывала. Я счастлива, что у нас такой благодарный зритель, что он понимает, что такое настоящая музыка, сильные чувства, вечные смыслы, хорошие тексты. Такая отдача от зала, как здесь, редко где встречается. Мы со зрителем дышим вместе, с этой публикой мы понимаем друг друга без слов. Зритель, как правило, знает, на что он идет, мне не надо устанавливать с ним контакт, он уже есть, а уходят люди — наполненными. Ради этого хочется работать для них снова и снова.

 

Автор: Лера Башей

Читайте также

Оставить комментарий