Авторизация

×

Регистрация

×

Репатриация в Израиль. От первого лица

30 апреля 2016 / Главная / Журнал / Мужской клуб
search
rozental

Будущая жена однажды сказала ему: «Я через год уезжаю в Израиль. Если тебе это не нужно, не ухаживай за мной». Он продолжил ухаживания, и вот уже шесть лет пара счастливо живет на Земле Обетованной. Наш собеседник — владелец туристического агентства «iZReal tours» Захар Розенталь  — рассказал нам о том, как ему повезло жить в самом центре Тель-Авива, почему, переехав в Израиль, он старался не пересчитывать шекели в рубли и как он понял, что израильтяне — очень трудолюбивый народ.

Ваша жизнь в Москве складывалась весьма успешно: вы жили активной еврейской жизнью, занимались организацией больших мероприятий, летних детских лагерей. Почему же вы решили репатриировать?

У меня всегда были мысли уехать, но как это обычно бывает, что-то держало, было недосуг этим заниматься, жизнь кипела. Однако, когда я встретил свою будущую жену, она чуть ли не сразу после знакомства сказала, что у нее все решено, и как бы ни развивались наши отношения, она в любом случае через год уезжает в Израиль. На тот момент все ее родственники уже жили там, поэтому она давно планировала переезд. Получается, моя жена и стала тем последним винтиком, которого не хватало для моего окончательного решения уехать в Израиль.

Одни уезжают, тщательно подготовив почву, накопив денег, пользуясь различными программами, другие — по принципу «будь что будет». В вашем случае как это было?

rozental-1Мы готовились. Уезжали по программе МАСА, которая заключалась в том, что сразу по приезду у нас начиналась полугодичная стажировка на английском языке. Нам предоставили общежитие в самом центре Тель-Авива, прямо рядом с Дизенгоф-Центром. Программа МАСА хороша, прежде всего, тем, что приезжая по ней, ты не чувствуешь себя расслабленным туристом. Напротив: сразу окунаешься в реальную израильскую жизнь со всеми ее достоинствами и недостатками. Все как на обычной работе: ты каждое утро ездишь в компанию, выполняешь профессиональные обязанности, по истечении срока можешь вносить время стажировки в свое резюме. Только не получаешь за это денег. Хотя есть разные программы: можно выбрать русскоязычные, да еще чтобы платили стипендию за стажировку. У нас было наоборот — мы сами немного доплачивали.

С какими трудностями сталкивались во время репатриации?

Хорошо помню первые дни в Израиле. По прилету, буквально на следующий день, я отправился на рынок за продуктами. Пришел оттуда очень быстро и сказал жене: «Дина, мне кажется, я чего-то не понимаю. Хлеб здесь стоит сто рублей, кефир — сто пятьдесят». И это было первое серьезное препятствие: ближайшие полгода нам предстояло стажироваться, практически не иметь финансовых поступлений, а только расходы. Да еще и такие цены! Осознавать это было тяжело. К тому же мешала привычка в уме все цены пересчитывать в рубли. Говорят: «В тот момент, когда ты перестаешь пересчитывать шекели в рубли, ты становишься израильтянином». Это точно. А происходит это тогда, когда начинаешь работать и, соответственно, получать зарплату в шекелях. Вторая серьезная сложность, о которой я помню до сих пор, заключалась в том, что, живя в России, я, как и большинство людей, привык придавать большое значение мнению окружающих. Ведь не секрет, что это типично российская черта — каждый поступок (допустим, сесть на тротуар) сопровождается мыслью «А что скажет общество?». В Израиле этого нет совсем. Здесь практически неважно мнение окружающих. В рамках закона и общечеловеческих ценностей люди делают абсолютно так, как им комфортно. И мне очень тяжело было это принять  и научиться так жить самому.

А как получилось, что за сравнительно короткий срок вы стали владельцем собственной туристической компании?

Мне крупно повезло: тринадцатого февраля мы сделали алию, а уже двадцать седьмого, в свой день рождения, —  я вышел на работу в туристическую компанию в Иерусалиме на должность руководителя отдела въездного туризма. Мы называли это пуримским чудом! Хотя, конечно, было непросто. Мы уже жили в Ариэле, на востоке страны. Каждый день ранним утром я ехал в ульпан в Тель-Авив, затем к двум часам дня на работу в Иерусалим, а поздно вечером оттуда проделывал путь в Ариэль. Через год работы мне пришлось уволиться, не из-за транспортных проблем, а потому что началась очередная война с Газой, и туристов из России стало очень мало. Я активно начал искать работу. Но вдруг  мне позвонили друзья из Москвы с просьбой: «Если ты еще работаешь в туристической компании, организуй нам, пожалуйста, поездку». Я позвонил бывшим коллегам, все организовал через них, и мы договорились, что если я еще привезу к ним клиентов, они мне заплатят процент. А потом довольно быстро мне позвонили еще одни знакомые, затем — знакомые знакомых. И закрутилось. Я зарегистрировал свою компанию. В Израиле на это уходит один день. У меня уже были необходимые контакты   гидов, гостиниц, с которыми я заключил пару договоров. Все! Самым сложным оказалось себя рекламировать. На раскрутку ушло года три.  Но сегодня я стараюсь открывать все новые и новые услуги, что поднимает мою компанию на новый уровень. Одной из таких перспективных услуг является аренда машин. С одной стороны, у меня одни из самых выгодных условий, с другой — я знаю, что для русского человека означает «хороший сервис». В этом мое преимущество перед конкурентами-коренными израильтянами.

Чем бы вы посоветовали заниматься в Израиле новому репатрианту? Какие профессии на сегодняшний день самые востребованные?

rozental-2Во-первых, медицина. Но стать врачом в Израиле непросто — надо подтвердить диплом. Следует долго готовиться, сдавать сложный экзамен, затем пройти годичную стажировку, и только после этого будет возможность работать. Но при этом, если ты — врач и приезжаешь в Израиль, ты, как правило, хорошо понимаешь, какое у тебя будущее. Оно ясное, прозрачное и без особых проблем. Во-вторых, очень востребованы IT-специальности. В отличие от врачей программистам ничего не надо подтверждать: они проходят собеседование, отвечают на вопросы теста, по итогам которого устраиваются или не устраиваются на работу. Безусловно, востребованы технические специальности: инженеры, технологи. Если говорить про финансовую составляющую, все же наиболее успешными областями являются медицина и программирование.

Вы успели полюбить Израиль за эти шесть лет?

Очень. Эта страна не была мне ничем обязана, но все мне дала: возможности, спокойную, счастливую жизнь, отличную медицину. Я также очень благодарен ей за отношение к личности. Прихожу в любое учреждение, и со мной общаются как с человеком. В России это, к сожалению, было редкостью. Поражен израильскому отношению к детям: выходишь на улицу — на них никто не кричит. Все спокойно.

Израильтяне — они какие?

Они очень простые. Иногда излишне. Кроме этого, очень расслабленные. С одной стороны — это хорошо, с другой — к этому трудно привыкнуть, приехав из ритмичной Москвы. Иногда хочется получить что-либо достаточно быстро, но не получается только потому, что человек на другом конце провода просто никуда не спешит. При этом израильтяне очень трудолюбивы. Так принято, что большинство москвичей утром едет на работу часам к 9-10, а в шесть вечера — все уже дружно стоят в пробках по дороге домой. Переехав в Израиль, я поразился тому, что в восемь утра — все на работе! Выезжаешь из дома в семь — на дорогах заторы. Израиль так устроен: чтобы здесь жить, нужно вкалывать, очень много работать. Поэтому, наверное, эта страна такая стабильная. Ни один мировой кризис практически не был ощутим здесь. Да и если говорить в целом: то, как Израиль сегодня развивается с точки зрения науки, культуры, экономики — показатель того, что в ней живут люди, которые умеют трудиться и любят свою страну.

Читайте также

Оставить комментарий