Авторизация

×

Регистрация

×

МЕОЦ | ВАША СВЯЗЬ С ЕВРЕЙСКИМ МИРОМ

Раввин общины друзей. Мамаш Скалка.

08 ноября 2016 / Главная / Jewrnal / Раввин без галстука / Мужской клуб
search
Семья

Еврейские общины на базе университетов — популярное явление на Западе, набирающее обороты и у нас. Раввин общины друзей «Хаверим» Мамаш Скалка активно работает со студентами, преподаёт в МГУ и говорит, что ничто так не мотивирует, как хорошие решения, принимаемые ребятами. 

 

Как вы пришли к религии?

-Я родился в Днепропетровске (сейчас уже — в Днепре) в семье, далёкой от еврейских традиций. В еврейский лагерь я попал только в начале 90-х, когда к нам приехал раввин Каменецкий. Я не понимал, что значит «быть евреем», и записался туда просто из любопытства, как и большинство ребят: мы шли в лагерь не для того, чтобы узнать об иудаизме, а чтобы своими глазами увидеть и познакомиться с молодыми вожатыми из Америки. Днепропетровск был закрытым для иностранцев городом, и американцы воспринимались, как люди из другого мира, с другой планеты.

В 92-м моя сестра уехала учиться в Израиль по программе «Дети Чернобыля» от ХаБаДской организации «ЦАХ». На тот момент я уже достаточно приблизился к религии для того, чтобы принять решение пойти в еврейскую школу.

-На тот момент в Днепропетровске уже появилась еврейская школа?

-Да, руководство снимало этаж в здании обычной школы, и дети учились во вторую смену. В пятом классе я стал учеником младшей ешивы. Я не могу сказать, что считал еврейское образование обязательным и серьёзно относился к своему выбору — меня просто интуитивно тянуло к «своим», всё казалось новым, необычным, временами загадочным. Просто чувствовал что-то родное.

Так постепенно я начал соблюдать. Окончив школу, я уехал учиться в Израиль в Иерусалимский политехнический институт.

-А еврейское образование вы потом продолжили? 

-После института я учился в Любавичской ешиве Реховота, после неё — в центральной ешиве «770» в Нью-Йорке — своими глазами взглянул на «мир» приезжавших в начале 90-х молодых шалиахов (посланников) в Украину.

На протяжение учёбы меня не покидали мысли о том, что я вернусь в родной Днепропетровск, но Всевышний решил иначе, и в 2004 я стал вожатым в школе «Месивта».

-С тех пор вы в Москве?

-Да, через год я женился. В «Месивте» я преподавал, был завучем по еврейским дисциплинам.

-Как вы решили заниматься общинной деятельностью?

-Все хорошие идеи возникают случайно. После празднования Пурима в синагоге в  Подушкино (сейчас вместо неё — религиозный центр «Жуковка»), во время фарбренгена  Александр Моисеевич Борода рассказал о том, что получил здание, где предложил делать новую общину. Я загорелся, но со зданием возникли проблемы, и я проработал год в общине в Перово. Тогда же я задумался о том, почему бы не создать свою молодежную общину.

-В Америке и Европе на базе всех крупных университетов существуют еврейские общины, Бейт-ХаБаДы.

-Я решил повторить западный опыт здесь. На тот момент в России ничего подобного не было. Над выбором места долго думать не пришлось — создавать общину я решил в районе знаменитого МГУ на Воробьёвых горах.

Мы переехали с семьёй поближе к метро Университет и приступили к поискам здания. 

Цены на аренду в 2012 намного отличались от нынешних, и денег хватило на небольшое подвальное, но, тем не менее — симпатичное уютное помещение. Недавно мы переехали в новое место на Ломоновосвском проспекте недалеко от метр. Новое помещение некогда принадлежало элитному салону красоту — с витринными окнами и пятиметровыми потолками. И стоит оно, разумеется, гораздо дороже. Поиски бюджета затянулись, но к концу 2015 года мы пришли к согласию с собственником помещения по поводу открытия. Официально оно прошло в феврале 2016.

-Где вы находили евреев, в частности — студентов? 

-Просто так прийти в МГУ и пригласить еврейских студентов в синагогу я не мог. В Москве я живу не так давно, чтобы просто взять и прийти в ректорат. 

Привести в молодёжь в новое, особенно — связанное с религией место, всегда непросто. Совершенно случайно в журнале «Москва-Тель-Авив» я наткнулся на статью, в которой еврейская девушка, студентка факультета политологии МГУ. рассказала о том, что занималась еврейской молодёжью. Я написал ей — Алине Жуковской, и благодаря её связям, мы собрали первый «костяк» общины и начали организовать мероприятия.

-И до МГУ вы всё-таки дошли!

-Мы подумали, что под конец учебного дня студентам куда-то ещё ехать не всегда удобно, и я решил читать лекции по вечерам прям там. Но как это осуществить? Не долго думая, я пришёл прямо к раввину Лазару и попросил его написать ректору МГУ  Виктору Садовничему о том, чтобы местный раввин мог общаться со студентами. По нашим подсчётам в Университете — около 1500 еврейских ребят!

Садовничий ответил не сразу. Через несколько месяцев раздался звонок от заместителя декана философского факультета. Мы встретились, и сразу нашли общий язык. Свою деятельность в университете я видел исключительно факультативной. Это подход Любавичского ребе — ничего никому не навязывать, а просвещать, делиться знаниями.

Так меня прикрепили к кафедре религиоведения философского факультета.

-Что вы преподавали?

-Я разработал авторский курс «Философия Маймонида». Маймонид — крупнейший еврейский учёный, философ и гуманист, знакомый студентам факультета.  В то же время, долгое время изучал его и я, поэтому мне не составило большого труда структурировать материал и создать полноценный интересный курс. Руководство факультета его одобрило и включило в обязательную программу для аспирантов в рамках «курса по выбору».

Мне сделали удостоверение преподавателя одного из лучших ВУЗов, которым я очень гордился, а под конец семестра принял, как и все преподаватели, зачёты.

-Сложно работать со студентами?

-Каждая возрастная группа — особенная. У детей одни предпочтения, у студентов другие. Ко мне на курс записались ребята, искренне интересующиеся предметом, помимо них ходили ещё и вольные слушатели, поэтому я получил колоссальный опыт и удовольствие.

А вот с теми, кого мы привлекаем в общину — сложнее. По своей природе студенты — народ ленивый. Помимо учёбы они всегда найдут занятие поинтереснее. В конце концов, и в университете хватает нагрузки. Но лёгкая жизнь не обещана никому. Более взрослые, зрелые ребята, студенты старших курсов, относятся к своему еврейству осознанней. Кто-то ищет шидух, кто-то — ответы на вопросы о смысле жизни. В этом плане с ними легче.

-Вы долго думали над названием своей общины?

-Я читал, что для компании Apple название придумали за один день. И решил, что долгие размышления ни к чему не приведут. «Хаверим» в переводе с иврита означает «друзья». Социальное, ёмкое, располагающее к себе слово. В иудаизме большое значение придаётся не только отношениям между человеком и Б-гом, но и между людьми. Задача общины не только давать человеку знания, но и помогать ему укреплять связи между другими евреями.

Жена моего друга Давида Зотова — Таня Евельсон — нарисовала логотип. Так мы начали свой путь.

-Что проходит в «общине друзей»?

-У нас идёт курс «Eurostars» — факультет специально для МГУ-шников. 99% студентов ничего не знают о еврействе: ни о Торе, ни о заповедях, поэтому работы много. Я преподаю сам. До переезда в новое помещение мы проводили занятия прямо в университете, помогал мне аспирант философского факультета, преподававший историю еврейского народа — молодой религиозный парень.

В первый год к нам ходило на занятия 22 человека — с учётом того, что брать мы могли только «МГУшников» — хорошая цифра. Правда в поездку смогли поехать только пятеро.

Сейчас нас новый формат Шабатов — «Шабат на университете», уроки иврита. Мы приглашаем гостей, проводим бизнес- и медиа-гостиные с талантливыми людьми, профессионалами, журналистами: Татьяной Фельгельнгауэр с радио «Эхо Москвы», бизнесменами Борисом Любошицем и Дмитрий Медовым, вокалистом «Машины времени» Александром Кутиковым и другими.

-Что вас вдохновляет?

-Когда я вижу отдачу — чувствую воодушевление и понимаю, что работаю не впустую . Один юноша сделал обрезание, одна из девушек начала серьёзно искать шидух. Это очень приятно! Чем больше студенты будут общаться со своими сверстниками в еврейских кругах, тем легче будет бороться с ассимиляцией. Я объясняю ребятам, что Еврейская семья — это другой мир, большая заповедь, доступная нам. Жениться на нееврейке или выйти замуж за нееврея не то, чтобы плохо или асоциально — просто Всевышний приготовил нам другую задачу. Тяжело и обидно терять еврейский пласт жизни, уготованный специально для нас.

Но самую большую мотивацию мне, конечно же, даёт моя семья. Атмосфера дома влияет на все сферы жизни. Безусловно, моя супруга оказывает мне всяческую поддержку в общинных делах, но дом всегда на первом месте.

-Какие у вас планы?

-Чтобы поезд двинулся с места, требуется усилие, но когда он набирает скорость —  продолжает двигаться уже по инерции, за счёт своего веса. Так и здесь — надо постоянно двигаться дальше. Несмотря на то, что в Москве существуют большие общины, например тот же МЕОЦ, куда на занятия ходят сотни студентов, у нас всё же есть потенциал. У ребят должен быть выбор. Нельзя упускать возможности!

На Суккот нам разрешили построить сукку прямо в «Шоколаднице» возле общины, а на днях открылось мясное кафе и коворкинг прямо у нас, так что студенты и все желающие могут в любое время прийти, съесть кошерный сэндвич, поработать, отдохнуть или промолиться. По-моему это прекрасно!

 

Беседовала Штерна Сара Белькина

 

Штерна Сара Сегал (Белькин)
Об авторе
Меня зовут Штерна Сара, как и жену Пятого Любавичского Ребе. Такой же мудрой, доброй и женственной мне бы хотелось быть. Окончила факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова (телевизионная журналистика), училась в магистратуре на филолога в РГГУ. Успела получить опыт в различных интернет- и печатных изданиях и на телевидении, но последие годы до замужества и переезда в Израиль работала на благо Московской общины, осознавая, что именно эта работа приносит настоящую пользу миру. Переехав, я продолжаю писать, веду блог о цниюте и с авторскими мысли о Торе и еврейском образе жизни, сотрудничаю с проектами Vaikra и monoteism.ru. Люблю учёбу, особенно хасидус, дающие жизненные силы, фитнес и сноуборд, дарящие энергию и, конечно же, письмо, позволяющее мне самовыражаться и творить.

Оставить комментарий

Читайте также