Авторизация

×

Регистрация

×

Наша община. Илана Ставропольская.

04 февраля 2016 / Главная / Журнал / Женский клуб / Женский клуб / Молодёжь
search
ilana-stavropolskaya

Илана Ставропольская – любящая жена, мама четверых детишек и координатор Женской еврейской квартиры. История о том, как она вместе с Михоэлем, основателем клуба «Jewell», переехала из Харькова в Москву, удивительна. Не менее интересен и её путь в синагогу.

-Илана, задам тебе свой «самый оригинальный» вопрос! : ) Как начался твой путь в еврейство?

-В детстве о своём происхождении я не знала. Когда дедушка принёс домой рекламку о Сохнута о еврейском лагере, я удивилась: «Я-то тут при чём? Дедушка, ты что, какая же я еврейка?». Он работал на заводе и постоянно пытался куда-нибудь меня отправить летом. Я решила, что в этот раз он тоже решил чем-нибудь меня занять.

Из лагеря я вернулась в полном восторге. Мало того, что я узнала о своём происхождении, а маца и подаренные зимой деньги, оказавшиеся «Ханука Гелтом» обрели объяснение и смысл, так и сам лагерь сильно отличался от заводских: ни драк, ни пьянок, сплошные конкурсы, капустники. В лагерях от Сохнута нет религиозных вещей, но я в общих чертах узнала о Шабате и о том, что такое синагога, и то, что лагерь может стать на время второй семьёй. Домой в Харьков я вернулась с подарками и новыми друзьями.

-Как ты перешла учиться в еврейскую школу?

-Лагерь произвёл на меня такое хорошее впечатление, что, когда меня спросили, почему я учусь в обычной русской школе,  сразу поняла —  надо что-то менять. Мама меня поддержала, и я перешла учиться в школу «Ор Авнер» №170.

-И как прошла смена обстановки?

— Легко, школой руководил прекрасный директор Григорий Шойхет, он подобрал сильную и профессиональную команду.
В новинку для меня было знакомство с такими предметами, как иудаика, традиция, ставшие любимыми, благодаря преподавателю рав. Михоэлю Соловьеву (ныне раввин г. Эйлат). Я постоянно участвовала в конкурсах самодеятельности и выступала на концертах, играла на рояле. Мальчики и девочки в нашей школе учились вместе, но, тем не менее, многие вещи казались мне непонятными. На религиозных женщин в длинных юбках, закрытой одежде и париках я смотрела с недоумением, словно на людей с другой планеты. Как это так – сознательно лишать себя удовольствия съездить на море? Да и как можно отказаться от джинс? Брюки я не снимала даже в школе – надевала юбки поверх них.

 -Что изменило твоё отношение к соблюдению?

-Главный раввин Харькова Мойше Москович и его жена Мирьям очень много делали для евреев. Они никому ничего не навязывали, люди сами тянулись к в общину.  Сильное впечатление на меня произвели Шабаты в семье Иды и Мишоэля Недобора. В каждом уголке квартиры, в каждом действии чувствовались тепло и святость. Я узнала, как живут религиозные семьи – они такие же открытые люди, а все заповеди, которые они выполняют, лишь укрепляют шлом байт. Мир длинных юбок и париков предстал передо мной изнутри. И я поняла — это мой мир, и что я тоже хочу свою еврейскую семью.

Эти Шабаты вызвали во мне сильное желание двигаться дальше – учиться, пытаться что-то соблюдать. Я начала поститься в Йом-Кипур и приняла важное решение перейти в религиозное училище «Бейт-Хана». Здесь учились только девочки, а уроки по религии  и традиции стояли на первом месте. Там моё искажённое восприятие действительности начало приходить в порядок. У меня не было еврейского воспитания, в семье не соблюдали, да и передать какие-то знания тоже, к сожалению, не могли. В итоге так получилось, что я не была готова к таким резким переменам, я испугалась и вернулась обратно в школу «Ор Авнер». И всё-таки полгода учёбы в религиозном училище сильно повлияли на меня. Я поняла, насколько это важно для образовательного процесса, чтобы мальчики и девочки учились раздельно.

-Куда ты пошла после школы?

-Закончив 11 класс, я пыталась как-то применить полученные знания на практике, и пошла преподавать еврейскую историю, традицию и религию в Гилель. Юбки я не носила принципиально  — считала, что без штанов перестану быть самой собой.

На одном семинаре мне предложили вести тему «еврейская одежда». На семинар приехал религиозный раввин, искавший себе жену. Он ходил, присматривался к девочкам, и попал на моё занятие. Я рассказывала о том, что еврейская девушка должна отличаться скромностью в поведении и в одежде: закрывать колени и локти. Прямо на занятии раввин спросил: «Как ты можешь говорить о цниюте, когда сама стоишь в рваных джинсах и майке?» Я не знала, что ответить, сказала о том, что я представляю его религиозную молодёжь, а современную, и просто рассказываю о традициях. Но внутри я понимала что говорю неправильно. Этот случай меня действительно задел и я постепенно начала переосмысливать ценности.

-Как вы познакомились с Михоэлем?

-Я думала, что эту историю знают все… В какой-то момент я начала понимать, что хочу большего. Еврейские тусовки постепенно отодвигались на второй план. Я искала себя и все чаще ходила в синагогу на программу «Старс». Каждые занятия давали мне ответ на многие вопросы, япостепенно обретала «духовную целостность». Одна из любимых преподавателей была Элла Веерзуб, каждый её урок открывал всё шире раскрывал двери в мир иудаизма. Спустя несколько лет мы с ней встретились в Москве, и сейчас я  тоже хожу к ней на занятия чему очень рада.

Однажды директор «Гилеля» Юлечка Потоцкая, спросила, могу ли я поехать мадрихой на программу Таглит т.к. одна девушка резко отказалась и им срочно нужна замена.(за что я ей очень благодарна)
Перед каждой поездкой в Израиль по программе «Таглит» организуют встречи, на которых ребята знакомятся друг с другом. В мою группу попал юноша, который показался мне чересчур активным: постоянно задавал вопросы, вплоть до того, какие сланцы купить, сталкивался со мной на каждом углу… В поездке он вёл себя также. Однажды я заметила, что у Михоэля плохое настроение, он сидел вдали от всех грустный, поникший. В мои задачи, как у мадрихи, входило следить за всеми ребятами. Я подсела к нему и мы разговорились. Мы долго болтали обо всём, рассказывали о своих интересах, семьях. В тот вечер мы стали ближе, я почувствовала теплоту в душе. Он говорил на совершенно разные темы : о йоге, космосе, музыке, а я с удовольствием слушала его.

По программе мы пошли всей группой плавать на каяках, и Михоэль сел со мной в лодку. Я обрадовалась, решив, что хоть немного отдохну. В итоге, проплыв половину пути, он вручил мне вёсла и сказал: «Хватит балдеть давай греби» ;). Тогда ни у меня, ни, наверное, у него и в мыслях не было, что у нас будет семья.
Но решено всё стало после того как мы молились у Стены плача, и как оказалось потом, стоя по разные стороны от мехицы (ширмы), мы просили у Всевышнего об одном и том же: о крепкой еврейской семье.

Я вернулась в Харьков, а он остался погостить у родственников, и тут  я вдруг поняла, что мне очень не хватает разговоров с Михоэлем. Мы начали переписываться. Его сообщения и смешные стихотворения всегда вызывали улыбку. Самое интересное что Михоэль младше меня на 2 года,а я была на сто процентов уверена в том, что мой муж будет старше. Так ему и сказала наша общая подруга Ирочка Снег, которой он позвонил, вернувшись в Харьков, чтобы расспросить про меня. Тем не менее, он никого не послушал и продолжал активно действовать… через 10 месяцев мы поженились.

-У вас была хупа?

-Да. Ещё до свадьбы я постоянно звала его в синагогу, он пошёл на Старс, чтобы мы чаще виделись. Михоэль работал в творческой среде, ставил спектакли, концерты, шоу программы в ночных клубах. Но не смотря на его юный возраст в 22 года я увидела в нём твёрдый стержень и принцыпы. Мне напоминало это историю с Йосефом, который несмотря на египетское окружение и многочисленные искушения, не свернул со своего пути.
Перед тем, как прийти к такому важному решению, я задумалась о том, в какой среде будут расти наши будущие дети. Я хотела, чтобы мы построили  еврейскую семью, основанную на Торе и заповедях.

Перед хупой я собрала все свои самые любимые и дорогие штаны и отдала их бедным…

-Как родители реагировали на вашу религиозность?

-Мы жили с родителями Михоэля в большом частном доме, пересекались на кухне, как в коммунальной квартире. Сложности возникали, особенно с кашрутом. Летом, когда они уехали в Крым, я купила новую посуду, отдельную плитку и печку, всё отмиквовала, и, когда они приехали, мы уже сформировали свой отдельный уголок на кухне. Родители, конечно, обижались, но в целом нас поддерживали. Я их понимаю: видеть то, как их дети меняются и становятся религиозными, очень тяжело. Папа Михоэля, бывший парикмахер, постоянно хотел подровнять его отраставшую бороду, а мама пыталась убедить меня в том, что в шапочке ходить некрасиво, надо показывать свои достоинства… Сейчас они видят, как сильно поменялась наша жизнь. Они не соблюдают, но стараются зажигать Шабатние и Ханукальные свечи, читают Тегилим, ходят на уроки в синагогу.

-Как вы переехали в Москву?

-Я всегда мечтала жить отдельно от родителей, но возможностей отделиться от полностью у нас не было. После женитьбы мы поехали в путешествие по могилам праведников в Западную Украину. Кстати, фамилия моей мамы – Грубер – связана с захоронениями, мои предки занимались ритуальными услугами. После путешествия мы работали в еврейском лагере «Тхелет» в Закарпатье.  Нам так понравилось, что мы поехали туда во второй раз, тогда уже появился наш первенец – Леви Пейсах. Совершенно случайно я познакомилась и подружилась с Мириам Баренбаум, женой раввина Исроэля Баренбаума из Москвы, она отдыхала там с дочками. Мы много гуляли, любовались природой. И однажды, увидев мероприятие, организованное Михоэлем, она сказала: «Вот такого человека, как он, нашей общине очень не хватает! Вам надо ехать в Москву!». Тогда я только посмеялась. Кто бы мог подумать, что спустя месяц нам придёт письмо с приглашением на собеседование с раввином Берлом Лазаром … Мы испытали шок. Мы не планировали никуда переезжать, мы обзавелись уже своей стиральной  машиной и холодильником :) Работа у Михоэля была расписана на несколько месяцев вперед. И всё же, такие шансы не упускают. Михоэль собрал все свои многочисленные дипломы и грамоты и поехал в столицу. Собеседование длилось ровно 5 минут: раввин не смотрел дипломы, а просто сказал я вас жду, обсудите детали с Мордехаем Вайсбергом

-Сложно так переезжать?

-Конечно. Столько вещей пришлось перевозить: посуда, одежда, коляска, детский стульчик. Если ты делаешь правильные вещи, то Ашем во всём помогает. К счастью, именно в это время друг семьи собирался ехать на машине в Москву и мы ему отдали очень много вещей. Мы долго привыкали к новой синагоге, людям. В Харькове община маленькая, очень семейная. Здесь еврейская жизнь совсем другая. Но сейчас и она для нас – большая семья.

-Как ты начала заниматься проектом «Женская Еврейская Квартира»?

-С этим связана не менее интересная история. Перед отъездом в Москву, я спросила у Ребе: «Что я буду делать на новом месте?» В ответе он писал о каком-то проекте для девушек. Я решила, что речь идёт о программе «Старс». Когда через месяц после переезда в Москву меня вызвал директор МЕОЦа реб Моти Вайсберг и заявил, что открывается новый проект, который я буду вести, всё встало на свои места. И ответ Ребе стал ясным и понятным.

Женская еврейская квартира  «ЖЕК» – уникальный проект. Девочки живут в прекрасной квартире в центре Москвы совершенно бесплатно, им привозят кошерные продукты. Единственное условие – посещать синагогу, соблюдать кашрут, уважать Шабат и не пропускать уроки с раввинами, которые приходят к ним преподавать.


-У тебя есть ещё какие-нибудь интересные истории, связанные с письмами Ребе?

— Конечно, с Б-ей помощью Ребе нам почти всегда очень чётко отвечает. К примеру когда мы собирались ехать в лагерь в Закарпатие , где и решилась наша судьба, мы не знали ехать или нет т.к. Леви Песаху был всего год и дорога тяжелая, ребе ответил дословно, «Пусть ваш поезд остановится на станции ХаБаД». Лучшего благословения и придумать нельзя!

-Вы не думали уехать в Израиль?

-Мы шлиахи Ребе, и если Вс-вышний захочет, чтобы мы репатриировались, мы это сделаем. Но пока в России много работы, особенно с молодёжью. Мы очень стараемся и полностью живём этим. У нас «ненормальная» семья, мы видимся только после 23:00 и продолжаем в это время активно переписываться с ребятами в соц сетях. Так и живём: я, муж, дети и пара тысяч привлеченной молодёжи. Ребят надо приводить в синагогу, и плавно возвращать к Торе. Мы на службе, солдаты Ашема.

-Что означает твоё имя?

-Илана – современное Израильское имя. Я взяла его во время поездки в Израиль по могилам праведников, потому что оно созвучно с моим именем в паспорте. Сначала я немного переживала о том, что оно не из Торы. Сейчас я чувствую, что оно моё. Очень женственное, и означает крона дерева, символизирующая мудрость.

ilana-stavropolskaya-687-Что ты можешь сказать тем, кто только открывает в себе еврейство, особенно, девушкам?

-Желать надо то, что ты сам прочувствовал и в чём ты счастлив. Я благодарна Б-гу за то, что нашла именно еврейского мужа, хотя меня окружали хорошие нееврейские друзья. Я желаю всем установить в голове крепкую программу: нужна еврейская семья, и всё. Вокруг много нееврейских красивых девушек и разных парней, поэтому пусть эта программа будет достаточная крепкая, чтобы помочь справиться с искушениями. Каждой девушке я желаю найти свою наставницу – машпиа, которая будет вести её по жизни. Говорят, если кто-то соглашается быть чьим-то наставником, Вс-вышний даёт ему для этого дополнительные силы. Просите Ашема обо всем,  а если видите, что пока не получается, не падайте духом, наберитесь терпение и Ашем обязательно поможет! Делайте много добрых дел, шаги к соблюдению и двигайтесь вперед! Процесс, может быть,  не будет быстрым, но при наличии постепенного прогресса мы достигнем цели! МЕОЦ может помочь выстроить в себе эту программу и поменять жизнь к лучшему. Пусть у всех будут только хорошие новости!
И чтобы Мошиах пришел сейчас!

-Амен!

Беседовала Штерна Сара Белькина

Штерна Сара Сегал (Белькин)
Об авторе
Меня зовут Штерна Сара, как и жену Пятого Любавичского Ребе. Хотела бы начать рассказ о себе с неоднозначной фразы о том, что пишу больше, чем говорю, но и то, и другое я делаю постоянно, поэтому неудивительно, что я стала журналистом. Окончила факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова (телевизионная журналистика), учусь в магистратуре на филолога в РГГУ. Успела получить опыт в различных интернет- и печатных изданиях и на телевидении, долгое время работала среди своих на благо любимой общины. Недавно я вышла замуж, теперь живу в Израиле, но продолжаю писать, веду блог о цниюте и еврейском образе жизни. Люблю учёбу, особенно хасидус, и книги, не отпускающие часами; фильмы, заставляющие думать; фитнес и спорт, дающие мне силу и энергию; сноуборд, дарящий хорошее настроение и, конечно же, письмо, позволяющее мне самовыражаться и творить.
Читайте также

Оставить комментарий