Авторизация

×

Регистрация

×

Братья Бриль: один джаз на двоих

01 февраля 2016 / Главная / Журнал / Мужской клуб
search
bril-1000

Справка:

«Бриль Бразерс» постоянно выступают на сценах концертных залов и джазовых клубов России, странах бывшего Союза, на площадках Европы, Америки и Израиля. В разные годы партнерами братьев Бриль становились такие мировые звезды джаза как: бассисты Нэт Ривз и Нильс Ойстер Педерсен, саксофонисты Кении Гаррет, Дэйв Либман, Билл Эванс и Майкл Бреккер, ударники Билли Кабэм и Дэйв Уэкл, гитарист Джон Скоффилд, трубач Уинтон Марсалис, пианист и композитор Дэйв Брубек. В дискографии «Бриль Бразерс» четыре сольных альбома: Immersion (2000 г.), Song or… (2006 г.), Together (CD/DVD, 2007 г.), Connection (2009 г.). Братья так же занимаются продюсерской деятельностью.


 

Интервью они дают вместе, совершенно не перебивая друг друга. Абсолютная слаженность и дополнение. Они всегда вместе и всегда заодно — вот лишь один из секретов успеха  музыкантов.

Их музыка звучит ярко. И это не просто суть интерпретации произведений – это их особый стиль. Именно поэтому таких музыкантов невозможно не запомнить. Джаз один на двоих: сначала увлечение, потом – профессия, постепенно перерастая в необходимость жить в жанре, выбранном с детства. И еще их нетрудно запомнить благодаря одной особенности – они братья-близнецы, обладатели уникальной фамилии Бриль.

Братья Дмитрий и Александр Бриль родились в 1972 году в Москве, в семье известного джазового пианиста и композитора Игоря Бриля. С самого детства Дима и Саша были погружены в джаз, как говорится, «по самые уши». Этому способствовала творческая атмосфера в доме: записи, дружеские посиделки известных музыкантов, артистов, домашние концерты. Сейчас, вспоминая то самое время, братья Бриль улыбаются.

Дмитрий: Мы старались, как могли, а могли мы тогда немного – просто брали жестяные банки и стучали, пытаясь поддержать ритм исполняемого произведения. А еще, часто тайком пробирались в папин кабинет, брали запретные, редкие записи и слушали, стирая до дыр так трепетно сохраняемые папой пластинки.

Александр: Несмотря на явный интерес к музыке, в музыкальную школу мы поступили лишь в 11 лет в класс кларнета. Надо сказать, довольно зрелый детский возраст – переходный от детства к юности. Но мы не особо старались – хотелось, чтобы все получалось само собой, – а в таком возрасте у кого есть силы и упорство заниматься часами? Мы больше тусовались в коридорах музыкальной школы.

Осознанное отношение к тому, что хочется, пришло в 15 лет. Тогда, с поступления в музыкальное училище им. Гнесиных началась профессия.

Александр: Это было интересно и трудно. Трудность заключалась в том, что мы заканчивали музыкальную школу по классу кларнета, а поступали в класс саксофона. У нас было только два летних месяца, чтобы научится играть.

Дмитрий: Но самая большая сложность заключалась в том, что нельзя было играть плохо – отец преподавал в Гнесинке, и мы не хотели, да и не имели на это права. В общем, перед поступлением в училище «отдыхали» на полную катушку, занимаясь до полуобморочного состояния.

Александр: В результате оказались в училище, и  тут началась настоящая, взрослая  жизнь.

Будучи студентами второго курса, Александр и Дмитрий в составе учебного оркестра училища им. Гнесиных начали гастрольную деятельность по России и за рубежом (Австрия, Корея). В тот же период братья Бриль организовали свой первый ансамбль, в состав которого вошли их однокурсники Яков Окунь (фортепиано), Эдуард Зизак (ударные) и Игорь Иванушкин (бас). Позднее ансамбль стал обладателем «Гран-при» Международного конкурса в Бухаресте (Румыния,1993г.)

Дмитрий: Нам повезло с друзьями. Мы нашли таких же «больных» джазом, как сами. У нас был азарт, огромное желание идти вперед, играть так, как играют звезды мирового джаза, найти свою музыку. Здесь и огромный авторитет нашего отца – Игоря Михайловича Бриля. Мы его бесконечно уважаем и гордимся им. Сейчас мы коллеги, а тогда нам хотелось, чтобы и он нас заметил. А это не так просто. У него характер стальной. Еще при поступлении он нас предупредил, что ни слова за нас не будет сказано – даже на экзамен не пришел.

Александр: Да и во время учебы в училище он понятия не имел, как мы играем. Все решил случай: как-то идет Игорь Бриль по коридору Гнесинки, и слышит – за дверью кто-то очень неплохо играет. Заглянул, а там – мы!

 

В 1990 г. Игорь Бриль решает создать ансамбль с участием молодых, но уже достаточно известных музыкантов. Этот ансамбль получил название «Игорь Бриль и Новое Поколение». В его состав вместе с Дмитрием и Александром Бриль вошли Александр Сипягин (труба), Борис Козлов (контрабас), Евгений Рябой (ударные). За 10 лет существования состав менялся, и в нем участвовали Эдуард Зизак (барабаны), Антон Ревнюк (бас), Дмитрий Севастьянов (барабаны), Игорь Иванушкин (бас), Роман Лыков (барабаны), Игорь Стотланд (барабаны).

 

Дмитрий: Мы здорово работали с отцом. Это была настоящая учеба жизни. Объездили Россию, страны бывшего союза. Дальше – Индонезия, Болгария, Румыния, Швейцария, Германия, Дания, Индия, США и Канада – время было замечательное.

Александр: В то самое время родился главный проект нашей жизни – Бриль Бразерс.

Но вначале девяностых годов в России начались смутные времена. Жуткий кризис открыл глаза на многое. Кризис возникал и в семьях. «Что делать?» и «Куда ехать?» — два вопроса, которые возникали тогда.

Александр: Мы, честно говоря, как и наши родители, в плане национальности всегда были настоящими космополитами. Мы вообще не знали, кто мы такие. Тогда не принято было говорить об этом. Время было такое. И когда мы узнали, что есть такое государство Израиль – это был настоящий переворот в умах.

Дмитрий: Однажды, совершенно случайно, мы попали в старую, деревянную синагогу в Марьиной роще. Это было странно. Полумрак и люди – совершенно, как тогда нам казалось, – из другого измерения.

Александр: Это было первое столкновение с иудаизмом и верой. Хотя стремление было всегда – найти Высшее в нашей жизни, понять, кто мы и для чего живем, увлекались буддизмом, переживали христианский период. Но это было скорее «филосовствание» на тему, а не серьезное погружение в глубину религии.

Дмитрий: Намного позже мы стали понимать, кто мы такие, и кто наши предки. Стали узнавать по крупицам, как они жили, какие страдания терпели из-за национальности и веры. Это повлияло на то, какие мы сейчас. Ведь наши бабушки заложили в нас определенные качества, склонности к определенным вещам.

Александр: Музыка оказала на нас влияние. Мы стали изучать нигуны, еврейские народные песни. Дима даже одно время с особым кайфом играл на свадьбах. Мы изучили большое количество тем.

Дмитрий: Главное произошло тогда, когда мы начали слушать и играть нашу музыку. Нам удалось  почувствовать глубокие переживания народа, сопричастность с ним, кровные узы.

Главное наше преимущество: мы делаем то, что нам нравится. Это кайф, когда в своем сочинении можно выразить мысли, движения души. Это помогает жить в этом мире. Потому, что жизнь очень сложная, порой кажется даже непереносимая штука и жить ее часто больно. Тогда приходит время веры и способности, данные свыше, помогают перенести испытания.

Александр: Такими нас создал Творец.

Дмитрий: Это мы теперь знаем точно.

Беседовала: Дарья Салихова

bril-1000-2

Читайте также

Оставить комментарий