Авторизация

×

Регистрация

×

Шалом, Америка, или как Паша стал Моти

16 февраля 2016 / Главная / Поездки / Журнал / Мужской клуб / Молодёжь
search
shalom-2015-av

 

Совсем скоро стартует очередная ежегодная поездка по еврейским местам Америки для еврейских парней из Москвы. В этом увлекательном путешествии ребята увидят и узнают много интересного. А как это было в прошлом году читайте в репортаже участника поездки.

Предисловие

Я много путешествую. Был в разных странах мира, но до США добраться никак не получалось. Очень хотел побывать за океаном, но всегда что-то мешало. И тут я узнал, совершенно случайно, а все в жизни, как известно, случается неожиданно, о возможности поехать в Америку с группой ребят из Международного еврейского общинного центра. Собираю $770, получаю визу и отправляюсь в одно из самых запоминающихся и интересных путешествий в своей жизни.

10 марта, вторник

…Первое что я вижу, выходя из международного аэропорта имени Джона Кеннеди, это нищего темнокожего старика, обшарпанные и разрисованные коллегами Бэнкси здания и автостраду, а также груды различного мусора, украшающего потертый асфальт. Мои ожидания, в виде, как минимум, красной голливудской ковровой дорожки, развеиваются. Уточняю у  раввина, что самолет не сбился с курса и летел более 10 часов в сторону Большого, а не Гнилого яблока. Коллега по группе успокаивает: «Это Queens, Братан!» (Queens — один из пяти и самый большой из пяти районов Нью-Йорка). Взяв пакет с приготовленным для каждого холодным обедом, занимаю место в автобусе. Нам раздают в подарок Сидуры и красные фирменные кипы, на которых нанесен девиз поездки «Главное — Поступок».

…Мы направляемся на Эмпайр-стейт-билдинг. Первое что бросается в глаза по пути в Манхэттен (название еще одного района города), большое количество кладбищ, которые неожиданно возникают среди оживленных частей города и простираются за горизонт. Нам рассказывают, что это следствие объединения районов, которые ранее значились отдельными населенными пунктами. После однообразных, в отличие от российских, мест упокоения местных жителей наблюдаем спальные районы вперемешку с промышленными объектами. Нам рассказывают, что о московских инициативах Юрия Лужкова по переносу предприятий из центра за пределы города, здесь ничего не знают. Все это вкупе с пасмурной погодой никак не напоминает ту американскую мечту, о которой так сладко говорится в фильмах и поется в песнях.

…Все меняется, когда наш автобус, резво проскочив через пункт оплаты (с карточки водителя списались $17), врывается в узкий тоннель, ширина полос которого заставляет меня повременить с желанием взять машину на прокат в свободное время в Нью-Йорке. Мы въезжаем в Манхэттен, и тут я понимаю, почему этот город называют столицей мира, а квадратный метр жилья достигает здесь астрономических сумм. Монументальные здания с каменными основаниями заставляют запрокидывать голову, как мышонка Джерри в одной из ранних серий известного мультика, чтобы увидеть, как они устремляются в небо. Китайские небоскребы, которых я видел не мало, тихо стоят в сторонке. Каждое здание, каждый перекресток, каждая улица, кажется, наполнена историей, событиями, фактами. Проезжаем Бродвей, где не так давно летал оскароносный «Бердмен», а вот Пятая авеню – где же тут 57-я улица и бутик «Тиффани»? Здесь же знаменитый отель «Плаза», где обитал вечно забытый родителями герой любимого фильма детства, и круглосуточный магазин с большим откусанным яблоком над входом. Но все это будет потом. Сейчас же мы поднимаемся на скоростном лифте на 86-й этаж, где нас ждем встреча с городом с высоты птичьего полета. Это фантастическое, непередаваемое зрелище заставляет делать тысячи фотографий через решетку с боязнью уронить камеру. Но ни одна из них не передаст то, что каждый должен увидеть (именно must see) воочию.

…Мы перебираемся в синагогу, расположенную в самом центре Манхетена. Здесь у нас первый фарбренген и первое знакомство с местными жителями. Под песню «Брит-Мила» нашей звезды Михоэля Ставропольского, чей диск с отвязными композициями, призывающими каждого еврея пополнять свой запас исполняемых заповедей, скоро появится в каждом уважающим хорошую музыку еврейском доме, мы наблюдаем, как на вечернюю молитву собираются евреи Нью-Йорка. По их лицам и внешнему виду можно понять, что тут собрались люди из разных слоев американского общества. Но всех их объединяет желание потратить полчаса своей жизни после, наверняка, тяжелого рабочего дня на общение со Вс-вышним. Наш невероятно сытный фарбренген, во время которого участники поездки знакомятся друг с другом, рассказав интересные факты о себе и своей еврейской жизни, заканчивается. Впереди у нас долгая дорога до столицы Соединённых Штатов Америки.

shalom-2015-211 марта, среда

…Вашингтон – совершенная противоположность Нью-Йорку. Здесь правит Конгресс (в прямом смысле слова), европейская архитектура (столицу США строил французский архитектор Пьер Ланфан) и красные такси. Высота зданий не превышает нормы, утвержденным специальным законом более 100 лет назад, 20% территорий города занимают парки, а вокруг Белого дома расположены не секретные здания ФБР и ЦРУ, а многочисленные музеи.

Посмотрев издалека на резиденцию президента США и побывав в международном музее шпионажа, основателем которого является беглый генерал-майор КГБ Калугин, мы отправились в музей Холокоста – главное событие второго дня нашего пребывания.

Пожалуй ничто так не будоражит душу и не вызывает слез даже у сильных мужчин, как мысли о шести миллионах убиенных в нацистских лагерях. Невозможно представить и вообразить, как это могло произойти, и что чувствовали люди, прибывавшие в лагеря смерти. Музей Холокоста в Вашингтоне наравне с «Яд Вашем» дает возможность в полной мере ощутить весь ужас происходившего.

Лично мне запомнились три события. Первый произошел, когда мы только вошли в здание. Каждому из нас раздали Identification Card – это карточка, рассказывающая историю одного человека, жившего во время Холокоста. Мне досталась карточка за номером 4508, которая рассказывает историю жизни венгерского еврея Якоба Каца, закончившего свой путь в Освенциме.

Второе событие – это возможность побывать в вагоне поезда, который доставлял ни в чем не повинных людей в лагеря смерти по всей Европе. Ты на собственной шкуре можешь ощутить запах дерева и свежей краски, провести пальцами по шершавому полу и станам вагона, заглянуть в малюсенькое окошко, которое было единственным источником воздуха, света, воды и надежды.

Последнее, чем врезалось навсегда мне в память, стал зал с фотографиями 3500 тысяч жителей литовского города Эйшишкес, сделанные в период с 1890 по 1941 годы. Помещение выполнено в форме трубы, устремленной вверх, а надпись перед ним гласит, что никто из изображенных на фотографиях людей не пережил Холокоста.

Не успев сделать передышку после столь тяжелой темы, мы направляемся в музей авиации и космонавтики. Мы решаем провести там полные два часа, тем более что наш гид Георгий, советский авиационный инженер, эмигрировавший в США, работает в этом музее и знает все, как свои пять пальцев. Он проводит захватывающую рассчитанную на 4 с лишним часа экскурсию, укладываясь в отведенное время. Переполненные информацией мы успеваем глотнуть свежего весеннего воздуха (на улице стояли прекрасные солнечные «+15») и отправляемся обратно в Нью-Йорк.

…Мы едем через обычный спальный район. Вокруг одноэтажные чем-то похожие друг на друга дома, припаркованные на обочине машины. Но тут автобус неожиданно останавливается и с передних рядов доносится «приехали». Мы выходим на плохо освещенную улицу и с удивлением видим перед собой обычный дом, на котором изображена минора и присутствует надпись «Бейт-Хабад». Как нам позднее рассказал за очередным фарбренгеном местный раввин, таких синагог, какой управляет он, в США очень много. «Наши двери открыты для любого еврея», — сказал он нам на прощание.

12 марта, четверг

…Рано утром преисполненные торжественностью момента мы прибыли в Оэль Ребе. Незаметное со стороны, ни чем не выделяющееся здание, стало святым местом для каждого хасида и еврея, почитающего Рабби Менахема-Менделя Шнеерсона. Это место буквально наполнено невидимой энергией и людьми, молитвы которых наполняют его ею. Могила Ребе освещена круглосуточно и доступна для посещения любому желающему. Вначале мы дружно и долго молились. Это была моя первая молитва в синагоге и первый раз, когда мне накладывали тфилин. Реб Леви, чрезвычайно умный и образованный человек, помог мне сделать эти первые шаги. То, что это произошло в таком святом месте, как Оэль очень значимо для меня и останется со мной навсегда.

После молитвы каждый из ребят написал письмо Ребе и отправился к нему на могилу. Там, при палящем в этот день солнце, мы читали молитву «Маане Лошен» и свои записки, затем рвали их и бросали на могилу Ребе с надеждой на исполнение.

…Прямиком из святого места мы направились на место трагедии, где 11 сентября 2001 года произошел самый крупномасштабный теракт современности. По словам Реб Моти многие евреи, которые работали во Всемирном торговом центре, смогли избежать трагедии, поскольку пришли на работу позже положенного — 10 сентября был первый день чтения «слихот» перед Рош-а-Шана. Сейчас на месте башен близнецов построен мемориальный комплекс и разбит парк. В этом парке есть дерево, чудом оставшееся невредимым во время обрушения зданий и крупного пожара. Не забудьте посетить этот комплекс, когда будете в Нью-Йорке и почтить память тех, чьи имена выбиты на «бортиках» двух бассейнов, в которых непереставая течет вода.

…Мы направляемся в Нью-Джерси, чтобы хорошенько потратить деньги в местном аутлете. Но потратить с умом, по-еврейски: в Нью-Джерси иное налогообложение, чем в соседнем Нью-Йорке, что позволяет существенно сэкономить. Проезжая в нескольких десятках метров от взлетно-посадочной полосы Международного аэропорта Ньюарк Либерти и наблюдая, как самолеты друг за другом совершают посадку над нашими головами, я думаю над тем, что прикупить. Останавливаю свой выбор на паре джинсов, поскольку старые давно сносились. Нам объявляют, что у нас есть 2,5 часа, чтобы совершить покупки в аутлете, размеры которого превосходят все мои ожидания. Некоторые ребята, кто в курсе, жалуются, что у них меньше времени, чем у женской группы, которая путешествовала в прошлом году (им тогда и 6 часов не хватило), но после начала вечерней молитвы прямо рядом с входом в торговый центр, сменяют гнев на милость.

Часа полтора я потратил только на то, чтобы просто пройти все магазины и понять, куда мне стоит зайти чуть позже, а куда нет. Прикупив мяч для американского футбола, я бегом отправился в магазин известной торговой марки по продаже джинсов, выбрал три пары по акции за $39,90, перемерив за 20 минут более 20 штук, так как нужного мне размера не было и в помине. Оттуда бегом добежал до автобуса, который к моему прибытию был забит различными обновками до отказа. Счастливая и довольная сэкономленными на налогах деньгами, еврейская братия отправилась ужинать.

13 марта, пятница

…В Нью-Йорке сильно похолодало, а наш маршрут предполагает прогулку по известному еврейскому району Крайн Хайтс. Но для начала мы отправляемся к дому №770 на Истерн Парквей, где на протяжении многих лет работал и жил Ребе. Здесь мы попадаем в подвал, который поражает своими размерами. Нам рассказывают, что когда здесь выступал Ребе здесь собиралось несколько тысяч человек. В то время пока я жду своей очереди за тфилином, ко мне подходит человек не очень приятной наружности с пачкой однодолларовых купюр и протягивает ее мне, произнося слова на непонятном языке. Я инстинктивно протягивают руку, чтобы выполнить, как мне кажется, его просьбу принять данные деньги в дар. Человек резко одергивает руку, стучит пачкой по голове и четко произносит: «Цдака», «Idiot», после чего удаляется.

…Благодаря руководителю нашей поездки директору МЕОЦа Реб Моти Вайсбергу мы попадаем в святая святых – рабочий кабинет Ребе. Тысячи людей стремились попасть туда при его жизни. Когда же Ребе физически покинул наш мир, кабинет большую часть времени закрыт и открывается только в строго определенное время. Но для нас было сделано исключение. Желаю и вам, дорогой читатель, когда-нибудь попасть в это удивительное святое место.

…Перед тем как отправится обратно в Оэль, мы совершаем пробежку по Крайн Хайтсу, опустошая сувернирные лавки и магазины с кошерными продуктами. Наш багаж вновь увеличивается в размере и весе.

shalom-2015-113 марта, канун шабата

…Мы сидим за праздничным столом в подвале местной школы. Она находится недалеко от наших домиков, в которых нас разместили. Это мой первый шабат и я решил провести его по всем правилам — отключил телефон, вынул все предметы из карманов, попрощался на сутки с сигаретами. Единственное о чем я жалел, попав за праздничный стол, так это о том, что не могу его сфотографировать — уж очень он был красивый и заставленный многочисленными блюдами и напитками. К слову, каждый фарбренген заставлял участников прибавить пару лишних грамм.

…Вместе с нами специально отпраздновать шабат из Москвы прилетели несколько спонсоров поездки. Один из них, Авнер Нисанов, попросил каждого высказаться и, как это принято, дать обещание. Тут я воспользовался моментом и решил сделать то, что давно хотел — взять себе еврейское имя. Реакция на мое заявление была неописуемой. Участники фарбренгена бросились обнимать и целовать меня, а затем пустились в пляс… Мое обещание не прошло бесследно — еще один участник нашей поездки Миша вслед за мной объявил о свое желании оставить крайнюю плоть на американской земле. Счастью окружающих не было предела, и лишь к утру все улеглись.

14 марта, суббота

…Меня подводят к Торе. Мне доверили открывать чтения. Я волнуюсь. Вокруг много людей и все с интересом смотреть на меня. Но Реб Моти и Мехоэль успокаивают меня. Я произношу нужные слова, вожу взглядом по тексту, который с невообразимой четкостью и быстротой читает молодой ученик ешивы. Церемония завершается криками «Мазел Тов!» и танцами. Следом за мной к Торе идет Миша. Он уверенно проделывает все необходимые действия. Мы обнимаемся и поздравляем друг друга, а все поздравляют нас. Это важный момент для нас обоих, который останется в память навсегда.

shalom-2015-315 марта, воскресенье

…Рано утром, в то время как основная группа отправилась смотреть Статую Свободы, мы с Мишей вновь отправились в Крайн Хайтс, чтобы лечь под нож к одному из самых известных моэлей в Нью-Йорке. На его счету более 25 тысяч обрезаний. Именно он делал брит-милу всем советским эмигрантам, которые отправились в США в конце 80-х – начале 90-х годов. Так, исполнив одну из главных заповедей, совершив Поступок, Михаил стал Менахемом, а Павел — Мордехаем Менаши Авраамом.

…Нью-Йорк провожал нашу группу сильным ветром, а Москва встречала ярким солнцем. Не обращая внимания на боль, два молодых человека, преисполненные усталостью от долгого перелета, пингвиньей походкой направились к выходу. Они тепло попрощались друг с другом. Чувства опустошённости, которое обычно присутствует после таких насыщенных путешествий при возвращении в будничный мир, в этот раз не появилось. И все потому, что в скором времени они договорились увидеться. Увидеться в Московском еврейском общинном центре.

 

 

Автор: Моти Менаши Авраам

Читайте также

Оставить комментарий