Наставление, а не религия

18 августа 2016 / Иудаизм / Заповеди

Мы говорим о наставлении, а не о религии для потомков Ноя, потому что наставление и религия не одно и то же. Наставление имеет, ко всему прочему, еще и практическое значение. Оно как руководство, которое ведет человека по тому пути жизни, на котором можно достичь духовной целостности и полностью использовать все свои возможности. Что касается религии, то она добавляет к многообразным поступкам человека некое измерение святости, например, предписывает совершать определенные обряды по случаю бракосочетания или смерти. Иногда религия вносит разделение между будничной жизнью человека и определенными областями святости, что отражается, например, в строительстве дома молитв, в котором не живут, а молятся, т.е. места, где удовлетворяются небудничные нужды жизни. Но религия — не наставление! Последнее призвано научить человека, как он может и как должен вести свою жизнь. Поэтому известная фраза «Кесарю кесарево, а Богу Богово», подразумевает искусственное разделение между областями жизни, что не соответствует Торе. Тора — не часть жизни («Богу Богово»), она охватывает всю жизнь человека, с того момента как он открывает глаза и до того мгновения когда он их закрывает, от рождения до смерти, ибо Тора — наставление, которое должно дать истинную ориентацию для нашей деятельности.

Один из мудрецов Израиля, рабби Бахиа Ибн Пакуда, который жил девять столетий тому назад в Испании, в своей книге «Деяния души» констатирует, что будет ошибкой считать, будто имеются три вида действий, а именно положительные действия, отрицательные и свободные от оценки с точки зрения моральных ценностей. На самом деле имеются только два вида, а именно положительные и отрицательные. В их рамках, пишет он, можно оценить все людские поступки: приветствуются действия, приближающие нас к истине и к добру, а все, что нас отдаляет от истины, безусловно порицается. Любую деятельность, будь то учеба, работа, еда или отдых, следует

рассматривать с одобрением, если она стремится к положительной цели; и любую деятельность следует порицать, как только она производится по какой-нибудь другой причине. В качестве примера приведем слова Маймонида: «Тело является здоровым и совершенным на путях Господа; невозможно, чтобы кто-нибудь, болея, мог познать Творца; поэтому надо сторониться дел, вредных для здоровья, и придерживаться только того, что способствует здоровью». Дальше Маймонид пишет: «Тот, кто ведет образ жизни в полном соответствии с требованиями медицины, должен был бы не только заботиться о том, чтобы его тело было целым и невредимым и чтобы у него родились потомки, которые смогут продолжить его работу и помочь ему в старости, Но он должен заботиться о невредимости и силе своего тела также и для того, чтобы его тело могло настроиться на истинное познание Господа. Ибо невозможно заниматься учением и понять его, будучи голодным или больным. Очевидно, что тот, кто идет по такому пути все свои дни, постоянно служит Богу, даже если у него судебная тяжба или если у него определенные обязанности по отношению к своей жене. Ведь его намерение — удовлетворять свои потребности для того, чтобы его тело было целым и годным для служения Богу. Даже сон, если мы погружаемся в него с намерением дать душе и телу отдых, чтобы не заболеть и тем самым не отстраниться от служения Господу, является своего рода Богослужением, а не пустой тратой времени. Поэтому мудрецы и требовали: «Все свои дела делай ради небес». Так сказал мудрый Соломон: «Во всех твоих путях познай Его, и Он выпрямит твои стези».

Слова Маймонида относятся к евреям, избранному народу, который должен отдавать себе отчет в каждом своем шаге. Но здесь заключен и общий урок, дано общее направление для добра: все в нашем мире должно быть направлено на добро, т.е. на то, что следует поощрять и одобрять. Такова цель Торы.

Собственно говоря, наставление как руководство жизни отнюдь не нуждается в обосновании со стороны философии. Более того, философия нуждается в обосновании со стороны наставления. Тому, кто считает наставление философской теорией и не претворяет его на практике, мудрецы Израиля однозначно говорят: «Кто говорит: у меня нет ничего, кроме Торы, — у того нет Торы», ибо все идейные ценности, не претворенные в жизнь, в действительности не имеют никакой цены.

Мудрецы пояснили сказанное такой историей: Когда Моисей поднялся в небеса, ангелы, увидев его, спросили Бога: «Что здесь делает человек?» Бог ответил им: «Он пришел, чтобы получить наставление». Ангелы ужаснулись: «Разве возможно, чтобы такое святое и благородное наставление (Тора) было дано человеку!? Что такое человек, что Ты помнишь его? И что такое сын человеческий, что Ты его испытываешь? Господь, Бог наш, поставь Свое величие (Свое наставление) над небесами!» Господь обратился к Моисею: «Дай им ответ!» И Моисей сказал: «Что написано в Торе, которую Ты мне даешь? Там написано: „Я Господь, твой Бог, Который вывел тебя из Египта“. Разве вы, ангелы, спустились в Египет и вас сделали там рабами? А раз так, то почему она — наставление для вас? И еще. Что в ней написано? „Да не будет у тебя других богов перед Моим лицом“. Разве вы, ангелы, способны на идолопоклонство? И еще, разве в ней не написано: „Не клянитесь именем Моим во лжи“?. Какие у вас могут быть клятвы на судебных разбирательствах? То же самое с заповедью почитать отца и мать, с запретом на убийства и со многим другим». После этих слов ангелы убедились, что Тора предназначена людям, которые должны соблюдать ее законы.

Итак, наставление направлено на то, чтобы сохранить своеобразие человека, в душе которого заключены праведные корни, как написано: «Бог сотворил человека праведным» (Экклезиаст 7, 29). Но человеку свойственны и влечения, как сказано: «Помышления сердца людей — зло во всякое время» (Бытие 6, 5). Иногда человеку нужно бурное возбуждение, только тогда он будет искать пропитание или действовать, чтобы иметь потомство. Но должна существовать и противоположная сила, которая направляет влечения на путь, заслуживающий одобрения. Человеку нужна ориентация, в

соответствии с которой он может развивать свои способности и силы; причем каждую человеческую способность нужно использовать как дар Божий, чтобы творить, а именно — рисовать, преподавать, заниматься музыкой и т.д. Но использование полученных способностей должно служить не столько удовлетворению своих собственных потребностей, например, чтобы повысить личное образование, но и обществу.

Человек — не машина, которая работает по программе, и не зверь, который руководствуется инстинктами, человек — это существо, которое умеет мыслить и выбирать. Ему нужна ориентация, а именно — наставление с небес. Без него человек может запутаться в многообразии предоставляемых возможностей. Кроме того, существует множество внутренних и внешних импульсов, сбивающих его с пути. Но наставление предохраняет его от отклонений, заодно активизируя то, что скрыто в душе человека. В результате человек достигает радости и богатства.

Педагоги отмечают, что, занимаясь воспитанием, важно научить детей чувству меры, чувству границы, что приведет к чувству безопасности и защищенности.

Поэтому Бог и дал Своим детям Свое наставление — Тору. Он выступил как бы в роли родителя, который воспитывает своих детей, или в роли учителя, который наставляет своих учеников.

http://monoteism.ru/nastavlenie-a-ne-o-religiya/

Оставить комментарий