Туманно в Альбионе: последние ханукии?

search
london-900

Экстравагантный, харизматичный и обаятельный консерватор Борис Джонсон был мэром Лондона на протяжении восьми лет. Его иудейско-мусульманские корни вкупе с умеренно-христианскими взглядами делали его абсолютно идеальной фигурой для британского политического истеблишмента и столь же идеальным сити-менеджером для этнически пестрого и неоднородного Большого Лондона.

Джонсон прославился не только ездой в магистрат на велосипеде. Он демонстрировал широту взглядов и всегда был невероятно органичен. Зажигал ли он ханукии на Трафальгарской площади, выдавал ли реверансы в сторону мусульманской общины Лондона, говоря «мусульмане меняют стереотипы и показывают, что они – полицейские, педагоги и медики – часть мейнстрима, разделяющая наши традиционные ценности, они стали неотъемлемой составляющей общественной жизни сегодняшнего Лондона, из их деятельности извлекают выгоду все без исключения лондонцы» – он был искренен и естественен.

Являясь ярым приверженцем выхода Великобритании из Евросоюза, и, видимо, решив более не ограничивать себя узкими городскими рамками, г-н Джонсон на третий мэрский срок баллотироваться не стал, а сосредоточился на членстве в парламенте и большой политике.

Нового градоначальника лондонцы выбирали всего из двух кандидатов: на пост баллотировались мультимиллиардер иудей Зак Голдсмит и сын пакистанских иммигрантов Садик Хан, британец в первом поколении. Скорее всего, выбирали не «сердцем». Голосовали в большинстве своём «равные за равного», а также за посулы и обещания, на которые так щедры все политики в предвыборную пору. Так это или нет, но факт остается фактом: Хан стал первым британским политиком-мусульманином такого уровня. Его победа стала некоторым утешением для лейбористов, которые чуть ранее потерпели сокрушительное фиаско на парламентских выборах в Шотландии.

В британском королевстве вообще «неладно что-то». Пусть прошлогодний референдум в Шотландии о независимости завершился в пользу единой Британии, центробежные силы внутри страны по-прежнему сильны, причём не только в Эдинбурге, но и в Северной Ирландии. Набирает обороты ультралевый популистский, но популярный антимонархист Джереми Корбин во главе лейбористов, сторонник выхода страны из НАТО и независимости Ирландии. Уже в июне состоится обещанный Дэвидом Кэмероном избирателям референдум о выходе Великобритании из состава Евросоюза. Даже особый статус, который англичане «по праву сильнейшего» получили от соседей на континенте, оказался не в силах прекратить полемику по поводу участия Соединенного королевства в структурах «общеевропейского дома».

Будучи полноправным членом ЕС, страна, тем не менее, не входит ни в зону евро, ни в Шенген. А «битва за Британию», которую Кэмерон мастерски провел в феврале этого года на саммите ЕС по поводу дальнейшей роли и участии Великобритании в нём, стала его важной брюссельской победой: Британия получила право минимизировать выплаты социальных пособий новым мигрантам из других стран ЕС в течение семи лет, закрепила свой особый статус в ЕС с правом не участвовать в дальнейшей политической и экономической евроинтеграции.

При том, что сам премьер-министр является последовательным сторонником членства страны в ЕС, свои проблемы «загнивающая» Европа будет решать самостоятельно, а для британцев – Британия «превыше всего». Потому что после Г-спода Б-га и Ее Величества в списке национальных британских приоритетов всегда значатся английский фунт, английская виза, английская социальная политика и «железный занавес» для желающих «понаехать» и этими английскими благами воспользоваться.

Какое будущее выберут англичане – большой-большой вопрос. Агитация и за, и против – убедительная. Даже заокеанский Барак Обама включился во внутрибританский диалог, чем вызвал бурю справедливого негодования на островах. Едва ли не главный виновник миграционного кризиса, захлестнувшего Европу, лауреат Нобелевской премии мира Обама, в честь отца носящий второе имя Хуссейн, уничтожил тезку-однофамильца в Ираке и ливийскую государственность, положив тем самым начало волне нескончаемого насилия на Ближнем Востоке.

С Евросоюзом же, этим мертворожденным субъектом международного права, выстраивать взаимоотношения вообще трудно. России, с ее малопредсказуемыми прошлым, настоящим и будущим – особенно. Хотя сближение и интеграционные процессы шли полным ходом до момента массового присоединения к ЕС бывших советских республик, этих евро-карликов с глобальными амбициями, и бывших стран-участников Варшавского договора, обиженных на нас, как на врагов. Им, в течение пятидесяти лет ничего не решавшим, вдруг представилась завидная возможность взять реванш (хочется только спросить, за что? За годы сравнительного благополучия?). Получив право влиять на принятие судьбоносных общеевропейских решений, эти квазигосударства дружно поспешили им воспользоваться. Потому что считаться с карликами и «радушно» принимать в своем доме тех, чьих родных ты уничтожил, а дома сровнял с землей, с некоторых пор относится к базовым европейским ценностям.

В таком контексте пример раздираемой страстями Великобритании должен, как минимум, насторожить и заставить задуматься. Когда «сильные» вдруг слабеют, принцип демократического централизма (а суть его, хочу напомнить, в подчинении меньшинства большинству) бьет на поражение.

Конечно, мы переживали всякое, переживем и это.

А вот станет ли ханукия, зажженная в декабре прошлого года экс-мэром Джонсоном на Трафальгарской площади, последней? Хан в своих предвыборных речах много внимания уделял именно «еврейскому вопросу», в частности, заявлял, что приоритетом в его деятельности станет борьба с антисемитизмом и обеспечение «безопасности еврейской общины».

Означает ли это, что ему известно что-то об угрозах, нависших над ней? Как знать, ведь он открыто говорил о своих прежних контактах с исламистами, много лет являлся адвокатом многочисленных обвинявшихся в террористической деятельности или радикальном экстремизме мусульман. На фоне недавних антисемитских скандалов в самой лейбористской партии и «заигрывания» ее лидеров с британскими мусульманами (а их сегодня в Британии в восемь раз больше, чем евреев) происходящее заставляет задуматься.

Чего именно стоит ожидать лондонскому еврейству, пока сказать сложно. Во всяком случае, одним из первых шагов Садика Хана на новом посту стало посещение вечера памяти жертв Холокоста Йом ха-Шоа, запланирован им и визит в Израиль.

Слово и дело, господин Хан?

 

Автор: Александр Хаминский.

Александр Хаминский
Об авторе
Александр Хаминский. Председатель правления НП «Республиканское юридическое общество». Председатель совета директоров АО «Научно-диагностический центр клинической психиатрии».Председатель Московского общества психиатров Главный редактор журнала «Москва – Тель-Авив»
Читайте также

Оставить комментарий