Воспоминания матери

08 сентября 2016 / Иудаизм / Хасидизм / Любавический Ребе
search
gSPy5914936

Я решила записать кое-что из воспоминаний былых лет. Конечно, есть много разных историй, повествующих о куда более важных вещах, но мне кажется, что и те «мелочи», которые я здесь привожу, ярко показывают величие души моего сына, Ребе.

Вспоминается, как в два года он — мой сын, Ребе — задавал «четыре вопроса» на пасхальном Седере. В канун праздника он заучивал эти вопросы, и было видно, что он понимает, о чем там говорится, — совсем как взрослый.

В 1905 году, когда по России прокатилась волна погромов, я пряталась с детьми в аптеке на улице Большой Морской в Николаеве. Кроме нас там было еще несколько семей с маленькими детьми, которые, как это обычно бывает в неспокойное время, сильно плакали. Аптекарь боялся, что шум выдаст наше убежище, и тогда его жизни будет грозить опасность за то, что он укрывает евреев. Моему сыну тогда было лишь три года, и было удивительно наблюдать, как он ходит по комнате, успокаивая детей. Разговаривать было нельзя из опасения, что наши голоса услышат, поэтому он показывал знаками: надо сидеть тихо! И дети, один за другим, и в самом деле успокоились и затихли. Аптекарь несколько раз заходил посмотреть, как ведут себя дети, но в комнате было тихо: мой сын сумел повлиять на малышей.

В 1911 году он поехал со мной на курорт в Крым. Мы жили в Балаклаве под Севастополем. Там был грот, выходивший прямо в море, куда вытекал из грота тоненький ручеек, словно с трудом пробивавшийся сквозь стены. Место, где этот ручеек впадал в море, было довольно опасным, и даже взрослые пловцы вели себя там с крайней осторожностью.

Однажды я гуляла с сыном по берегу моря — мы часто проводили там время. Вдруг раздались крики: тонет ребенок! Я подошла ближе и увидела, что какой-то мальчик решил покататься на байдарке, но не справился с управлением — как я уже говорила, место было очень опасное.

Увидев эту картину, мой сын, не раздумывая, бросился в воду и поплыл к нему. Несколько мгновений спустя он уже отобрал весло у ослабевшего и почти ничего не соображающего мальчика. Взяв управление в свои руки, мой сын начал изо всех сил грести, отводя байдарку с этого опасного места и направив ее к берегу. Мальчик был спасен. Это потребовало от сына гигантских, не побоюсь этого слова, усилий и огромного напряжения — как физического, так и духовного. Более того, ему нужно было на ходу разработать целую стратегию: как правильно плыть, где менее опасные места!

После всего пережитого мой сын тоже почувствовал слабость. Он сел у воды и начал пить, страшно бледный и насквозь промокший. Слава Б-гу, что мы взяли его с собой тогда к морю…

 

http://www.kolel.ru/library/article_cdo/aid/1820497

Читайте также

Оставить комментарий